Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 202
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Последний коан (почти платонический диалог)


«Босой, в распахнутом халате,
Средь мира людей пребываю.
Лохмотья мои запылились,
А сам я блаженствую вечно.»
(Какуан)



Место и время действия: 1228 год. Монастырь Рюсё в Восточном Китае.
Действующие лица: Мастер Экай, которого также называли Мумоном (1183-1260)
Дзёсю – монах, его ученик.

Восемь лет назад Дзёсю пришел в монастырь в поисках мудрости. Каждый вечер он, как и все другие ученики, приходил к учителю Мумону за сандзан – индивидуальным наставлением, когда ученику задается коан – парадокс, решение которого означает остановку блуждающего ума. Восемь лет назад мастер Мумон задал ему коан: «Ты можешь слышать звук двух хлопающих ладоней. Покажи мне, как звучит одна». Восемь лет Дзёсю усердно размышлял над этим вопросом, но все ответы, с которыми он приходил к учителю, вызывали у того смех или гнев. Вот и сегодня он пришел в назначенный час к Мумону с новым ответом. Он сообщил о своем приходе ударом в гонг, трижды почтительно поклонился и сел перед учителем, сохраняя вежливое молчание.

Мумон: Итак, что такое хлопок одной ладони?
Дзёсю: Это тишина, учитель,
Мумон поднимает свой посох и бьет им ученика по голове. После этого спрашивает: Какая же это тишина – это чьи-то вопли!
Дзёсю вскакивает и, поклонившись, выбегает от учителя. Придя в свою келью, он садится в медитацию и начинает размышлять: Итак, что я имею за те восемь лет, что я живу в этом монатыре? – побои и насмешки учителя, жизнь впроголодь и полная неизвестность дальнейшей жизни. Да и есть ли ответ у этого коана – может быть это просто ловушка для таких простаков как я, а на самом деле он и не имеет ответа? Подумать только – восемь лет! А может быть я всю жизнь просижу здесь над решением этой задачи? Всю жизнь! Всю жизнь?!



Подумать только: я трачу свою единственную жизнь на поиск смысла бессмыслицы! А жизнь-то в это время проходит стороной: где-то в это время люди радуются простым вещам – улыбке любимой, смеху ребенка, всходам риса на поле, цветению мэйхуа. А я? – ищу чем заполнить пустоту хлопка одной ладони и заполняю этой пустотой свою жизнь?
Дзёсю берет с полки томик стихов Синь Цицзи «Строфы Цзи Сюаня», машинально открывает его на первой попавшейся странице и читает:
Вижу: вернуться пора
К домашнему очагу.
Медлить с решеньем моим
Больше я не могу...

Годы уносятся прочь...
Знаю: не долг наш век.
Редко случалось, чтоб жил
Семьдесят лет человек!

Старость придет,
Немощь придет,
Хворь нападет,
Скорбь человека согнет...

Ныне я дряхлый старик.
И на закате лет
Твердо себе уяснил
Правильной жизни секрет:

В праздности жить,
Допьяна пить,
Неучем быть –
Вот моих мыслей нить.
Дзёсю решительно встает, быстро собирает свой узелок и снова идет к учителю. Мумон еще не спит и жестом приглашает ученика сесть.



Мумон: Я вижу по твоему виду, что тебя наконец-то осенило. Слушаю тебя, Дзёсю,
Дзёсю: Осенило, но не тем, что ты думаешь, учитель. Я решил уйти из монастыря,
Мумон: Уйти? А как же поиск Пути, как же нерешенный коан?
Дзёсю: Я решил другой, более важный коан,
Мумон: Как он называется?
Дзёсю: Он называется «жизнь»,
Мумон: Интересный коан... И в чем же состоит его решение?
Дзёсю: В том, чтобы жить!
Мумон: И все?
Дзёсю: И все. Понимаешь, Мумон, жизнь – это коан, который можно решить только за время равное времени жизни. Поэтому глупо тратить его на решение каких-либо других мнимых проблем. Помнишь знаменитую притчу Чжуан-цзы о том, как ему приснилось, что он - бабочка, весело порхающая бабочка. Он наслаждался от души и не сознавал, что он - Чжуан-цзы. Но вдруг проснулся, удивился, что он  Чжуан-цзы, и не мог понять: снилось ли ему, что он - бабочка, или бабочке снится, что она - Чжуан-цзы? А знаешь, почему он не мог отличить свою жизнь от жизни бабочки?
Мумон: Почему?
Дзёсю: Потому что любая жизнь – это один и тот же коан, решаемый всей этой жизнью. И мне жаль тебя, Мумон, что ты тратишь свою жизнь на то, чтобы уводить своих учеников от решения единственного коана, данного нам при рождении. Зачем ты это делаешь? Неужели этим ты заполняешь пустоту своей жизни? Прощай, я ухожу и я не протяну тебе на прощание своей ладони, чтобы ты не услышал ее хлопка,
Мумон: О!Ты понял, что такое хлопок одной ладони!
Дзёсю: Какой хлопок? А это... твой коан меня уже не интересует, я ведь совсем не об этом говорю...
Мумон: Конечно, конечно. Ты прав: решенный коан должен быть выброшен из головы. Теперь ты должен уйти в мир, потому что, как говорил мастер Зэнгэцу: «Жить в миру и при этом не создавать привязанности к мирской пыли – и есть путь истинного ученика»,
Дзёсю (немного помолчав): А может мне все-таки остаться, учитель?
Мумон: Разбитое зеркало никогда не останется таким же гладким. Сорванный цветок никогда не возвратится на ветвь. А просветленный не может снова стать невеждой. Путь – это повседневная жизнь. Прощай.
Мумон встал и поклонился своему ученику.


В качестве иллюстраций использованы картины Ли Тана (1066-1150).


Дата: 04.09.2009, Просмотров: 1444


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004