Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 205
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

"Миф - человекообразующая машина" (М.К. Мамардашвили)

  Не понимая смысла и значения мифов, нельзя понять феномен человека. Правильнее говорить не о мифах, а о мифе, потому что, как показал Джозеф Кемпбелл, все мифы всех народов мира сводятся к олному мифу - мифу об инициации (посвящении) героя. Т.е. миф задает архетип осуществления задания стать человеком (что в образах мифа тождественно задаче обожения человека). В мифе человек, как незавершенное биологическое существо, находит путь своего виртуального завершения. Поэтому миф раскрывает смысл человеческой жизни. Вне мифа человек - это просто один из видов приматов ("политическое животное" Аристотеля). Поэтому культура, своей организацией реализующая этот универсальный миф в жизни определенного этноса, и является "человекообразующей машиной". Можно сказать, что реализация мифа в своей культуре - это и есть главное занятие человека в его жизни. Тогда цивилизация, понимаемая как "политическая машина", принадлежит к сфере зоологической активности приматов вида "homo sapiens". С этой точки зрения становится понятным, почему двадцатый век, достигший таких вершин в области технологии, достиг и пределов одичания в области бытия человека. Отказ от мифа в идеологии общества (чем гордится цивилизация) не означает, что миф исчезает - он все равно существует в другом обличье: отказ от христианского мифа в Германии и России вызвали к жизни новые мифы - миф расы и миф класса, которые служили "приматообразующими машинами" в жизни нескольких поколений. 
  Век Просвещения, лишив человека христианского мифа, заменил его на миф о прогрессе. Главным его отличием от иных мифов является отсутствие в нем сути универсального мифа - инициации, т.е. второго рождения человека, а значит и смерти исходного, биологического человека. Вместе с отсутствием этого символического акта смерти-возрождения из Западной жизни исчезли и реальные акты смерти и рождения, а вместе с ними и болезни, старость, потеря близких - все это перешло в разряд несуществующего, или существующего чисто виртуально, где-то на задворках сознания и общественной жизни. Мировоззрение Просвещения - это мировоззрение тинейджеров, подростков, для которых жизнь выглядит бесконечной, родители - бессмертными, болезней не существует, а впереди их ожидает только все новые возможности и удовольствия. Так видел мир принц Гаутама Шакьямуни, пока он не стал Буддой, т.е. пока он не воплотил в своей жизни 
универсальный миф. В этом суть масскультуры, родившейся после первой мировой войны, которую Ортега-и-Гассет еще в 1930м году определил как "инфантилизм". В этой культуре все стараются выглядеть тинейджерами: молодящиеся старухи, рано взрослеющие нимфетки - все одного возраста и никто не взрослый. Потому что в этой культуре нет акта перехода во взрослое состояние. Если представить себе это мироощущение в виде графика, то лучше всего его выражает экспонента - график взрыва или цепной реакции. Это и есть взрыв. Он взорвался Французской революцией, промышленной революцией, демографическим взрывом, который сейчас перерастает в глобальный экологический взрыв. Но корнем этого глобального суицида является суицид мифологический - отказ от мифа в жизни общества означает самоубийство этого общества. Если мы теперь представим мироощущение мифа в виде графика, то получим экспоненту с точкой перегиба, за которой кривая асимптотически стремится к некоторому стационарному уровню (логистическая кривая). Эта точка перегиба изображает акт инициации мифом, а асимптотическая кривая  изображает то задание человека, которое мы называем словом Бог. Экспонента прогресса является только начальной стадией этой более сложной динамики, и отвечает она как раз детскому состоянию, не достигшему точки перегиба. Еще в 1968 году Станислав Лем, рассматривая варианты путей развития цивилизации, писал, что экспоненциальный прогресс, базирующийся на научной технологии представляет собой только переходный этап в естественной жизни цивилизаций - переход к новому стационарному состоянию, которое будет базироваться на совсем иной системе ценностей, которую мы даже не можем вообразить себе изнутри фазы пргресса. Возможно потеря в обществе интерса и доверия к науке и всплеск интереса к религии и магии в конце 20го века является 
симптомом достижения точки перегиба, после которой западное человечество начнет возвращение к универсальному мифу человеческого существования. 
  Миф никто не придумывал - миф существовал всегда, но при возникновении человека миф нашел средство осуществиться в мире, перейдя из виртуального существования к реальному. Реальное существование мифа - это и есть культура. Миф - это форма бытия того Бога, который представляет собой границу между Богом и человеком (см. Теологию). А процесс осуществления человеком мифа в своей жизни - это и есть преодоление этой границы: об этом и повествует универсальный миф. По словам Карла Юнга, Христос своей жизнью реализовал древний миф смерти и воскресения (инициации), тем самым переведя его из виртуального существования в реальный мир, где он и существует в жизни христиан вот уже двадцать веков. 
  Миф есть символ. Миф есть икона. Символ - это некое универсальное содержание, которое может быть раскрыто во множестве форм. Символ - это полионтическая реальность, ибо содержание, смысл его находятся в виртуальной области, тогда как формы реализации существуют в реальном мире. Икона - это окно между этими различными реальностями. Григорий Померанц определил человека как существо, создающее иконы. Столь же правильно будет определить его и как существо, реализующее в своей жизни мифы, т.е. жизнь которого носит символический характер. 
  Психологически миф базируется, согласно Станиславу Грофу, на эмоциональном содержании пренатального (внутриутробного) и перинатального (момент рождения) опыта каждого человека. Архетипы бессознательного (Юнг) - это мифологические образы, в которых хранится эта эмоциональная память. Универсальный миф инициации (вочеловечивания) использует этот наш опыт, чтобы в его образах донести до нас задачу нашей человеческой жизни - недаром инициацию (посвящение) называют вторым рождением, а прошедшего ее "дважды рожденным" ("движда" на санскрите). В этом заключается смысл того мифа, который живет в нас и посредством нас и символизирует человека как заданность (как задачу для человека).


Дата: 24.12.2004, Просмотров: 2039


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004