Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 202
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Место-рождение разума (Платонический диалог)


«Инстинкт и разум –
признаки двух различных сущностей»
(Блез Паскаль)



- Вы все пытаетесь добывать разум?
- Я все пытаюсь понять, почему он присутствует в человечестве, которое организовано совсем не разумом, а инстинктом. Я бы даже сказал силой социального гипноза,
- Гипноза? Почему гипноза?
- Помните, в диалоге «Homo imprintings» мы с Вами говорили о том, что человек разумный только задан, а человек «впечатлительный» нам дан. То есть без дополнительных усилий человек не становится разумным, а остается impringtins и существует под гипнозом доминантных установок социума.  Это как второе начало термодинамики: предоставленные сами себе процессы идут в направлении максимальной энтропии, и только затраты энергии и усилий могут уменьшать ее. Homo impringtins – это аттрактор человеческого бытия, а Homo sapiens – это проект, необязательная возможность для человека.
- И как же человеку удается выкарабкиваться из этого аттрактора?
- То-то и поразительно, что удается – на протяжении всей истории удается. А это значит, что в этологической программе человека присутсвует некая подпрограмма, быть может изначально существовавшая совсем для иных целей, которая оказывается прибежищем и колыбелью разума. Вот такую подпрограмму я и назвал бы «месторождением разума»,
- И Вы уже знаете, что это за программа?
- Догадываюсь. Я думаю, что это маргинальная программа гоминидов-самцов, которая заставляет их собираться в чисто мужские компании и отправляться на поиски приключений. Это может быть охота, военный поход за добычей, поход на поиски новых земель и т.п. Здесь главное – встреча с новым и равенство всех участников похода перед неизвестным. В такой ситуации нельзя ожидать приказа всезнающего вождя, тут всем нужно напрягать свой ум и свою изобретательность. Это ситуация мозгового штурма, которая требует от человека использования своих мыслительных способностей,
- Такой мозговой штурм привел компанию Одиссея к идее деревянного коня при осаде Трои?
- Именно так! Это Вы очень к месту упомянули Одиссея. Дело в том, что это первый литературный герой, который постоянно пользуется своим разумом. Гомер воспел этологическую программу мужской компании, отправившейся на поиски приключений, и тем самым воспел человеческий разум - разум «хитроумного Одиссея»,
- «Ты куда Одиссей - от жены, от детей»? А почему, собственно, чисто мужская компания?
- Потому что присутствие женщины стразу превратит поиск приключений в созидание иерархического общества, которое призвано обеспечить (причем, обеспечить по максимуму!) выживание ее потенциальных детей, - то есть включится основная программа социума приматов. Женщина сразу начнет интриговать и гипнотизировать (кокетничать), в результате чего группа веселых интеллектуалов неизбежно превратится в коллектив агрессивных и неумных добытчиков,
- Вы женоненавистник?
- Жена утверждает, что я бабник,
- Вообще-то одно другому не мешает,
- Нет, ну что Вы, я женщин люблю, однако истина дороже! А истина заключается в том, что такая «приключенческая» программа поведения мужчин в геноме человека есть. И что она скорее всего является производной от программы ювенильного поведения, способствовавшей расселению вида,
- Нельзя ли поподробнее?
- Конечно. Как Вы знаете, стадия личинки и стадия имаго в жизни животных обычно разительно отличаются друг от друга. Часто даже трудно поверить, что это стадии жизни одного и того же организма, настолько они разные. В том числе и в своем поведении. Вот, например, асцидия, похожее на цветок прикрепленное животное. А личинка ее похожа на маленькую рыбку, которая свободно плавает и находит новое место, для будущей жизни своей неподвижной взрослой формы,
- Вы хотите сказать, что мужская компания, отправившаяся на поиск приключений, это «личинка социума»?
- Совершенно верно. А «имаго социума» - это развитая иерархическая структура стада приматов. Кстати у приматов есть обычай изгонять из стада самцов-подростков, в которых доминанты видят угрозу своей монополии на самок. Эти самцы-подростки объединяются в компанию и уходят на поиск и завоевание самок в других стадах, после чего они образуют новый стандартный иерархический социум,
- То есть такие ювенильные группы являются «спорами» или «вегетативными побегами», которыми размножаются социальные организмы приматов?
- Именно так,
- Ну, хорошо, пусть так. Я могу себе вообразить непрерывный ряд звеньев между молодыми самцами гоминид, обсуждающими способ выкрасть самочек у соседей, и спутниками Одиссея, изобретающими способ сбежать от циклопа Полифема. Но я не могу себе вообразить подобный ряд между скитающимся полуразбойником Одиссеем и бродящим по Афинским базарам Сократом. Как из первого мог развиться второй?
- Именно «полуразбойник», это Вы в точку попали! Дело в том, что каждый греческий полис – это порождение команды корабля полуразбойников-полукупцов (в те времена это была одна профессия). Именно поэтому Агора – это собрание равных граждан, мнение каждого из которых должно быть обосновано разумом. Разумная аргументация, умение доказывать свою правоту – вот наследие предков-пиратов, которое сохранил греческий полис,
- А как же ему это удалось сохранить, ведь в полисе были и женщины – как же они не выключили эту маргинальную программу поведения мужчин?
- Эллинские женщины не покидали гинекея – женской половины дома – и на мужское сообщество влиять не могли, потому что мужское сообщество удовлетворяло свои похоти с гетерами. А гетеры были бесправны по отношению к мужчинам, поэтому на обычаи социума не могли повлиять,
- Хорошо устроились!
- Хорошо, да не очень, ибо все это кончилось широчайшим распространением гомосексуализма среди мужчин. Но это было потом, а пока, в эпоху расцвета полисной демократии, среди мужчин очень ценились красноречие, эрудиция, столь необходимые при коллективном принятии решений. Поэтому расцвели школы философов, обучавших умно и правильно говорить в собрании. И каждая такая школа была ничем иным, как мужской компанией, отправившейся на поиски приключений, но теперь уже - приключений разума. Маргинальная программа приматов стала основной программой в воспитании человеческого разума. Таким воспитателем и был Сократ, а потом Платон, а потом Аристотель и многие многие их интеллектуальные потомки,
- Теперь понимаю. Но ведь Сократа социум отверг, убил. Почему?
- А как раз потому, что основная программа социума приматов никуда не делась, а существовала параллельно, опираясь на религиозно освященный авторитет инстинкта. Доминанты всегда стараются стабилизировать социальную иерархию непререкаемым, гипнотизирующим авторитетом богов. Поэтому такие носители программы разума как Сократ обычно и обвиняются в непочтении к богам. А наиболее набожный император Юстиниан окончательно ликвидировал Платоновскую академию – гнездо программы разума, функционировавшее почти тысячу лет,
- А знаете, что странно? – Что Христос тоже был обвинен Синедрионом в богохульстве,
- И странно и закономерно. Христос пришел как Бог-Слово или Логос, то есть тот же Разум. Поэтому его и осудили носители религии инстинкта,
- Но созревшее христианство – это тоже религия инстинкта, Вы только что упоминали деяния Юстиниана?
- Любая зрелая религия – это религия инстинкта, ибо аттрактором для человека  по-прежнему является основная программа приматов. Но и в религии живой разум присутствует в форме юродства. Юродство – это осмеяние освященных традиций, пробуждение активности человеческого разума в отношении к Богу. Не всякая религия его терпит: Сократ был юродивым, да и Христа фарисеи воспринимали как юродивого,
- Я думаю, что юмор вообще есть свойство разума, ибо он расчищает место для нового понимания, подвергая осмеянию привычное. Человека с развитым чувством юмора невозможно загипнотизировать. Наверное именно поэтому церковь так ненавидела скоморохов,
- Вообще все властители зверски серьезны, а мыслители всегда полны юмора – вспомните сборники «Физики шутят» и «Математики шутят»,
- Властители не просто серьезны – они монологически серьезны, а мыслители не просто веселы – они диалогически веселы,
- Что вы хотите этим сказать?
- Вот Вы упомянули, что Христос –  это Слово. Но слова присутствуют в обеих описанных Вами программах. Только это разные слова: в основной иерархической программе слово – это монолог иерарха, такое слово не предполагает ответ, оно гипнотизирует и подчиняет толпу. А слово в процессе мозгового штурма принципиально диалогично – оно предполагает разумный ответ и без ответа теряет свой смысл (и мысль). Вообще разум – это диалог (как заметил еще Бахтин) и мышление отдельного человека – это пересаженный в сознание внутренний его диалог самого с собой,
- Как наш с Вами диалог?
- Ну да. И заметьте, что наука развивалась в таких кудьтурах, где существовала традиция диалога. Вот в Египте было накоплено много знаний, но наука не возникла, а развилась она в Греческих полисах в философских диалогах. Или возьмите Китай – великая цивилизация, так и не породившая науку. А почему? – потому что там не было традиции диалога. В традиции чань-буддизма вопрос, обращенный к мастеру повисает в безответном молчании, в котором ученик и проводит долгие годы ученичества,
- Вы правы. И знаете, что? Эта закономерность проявляется и в письменности,
- Как это?
- Не случайно в Китае и в Египте пользовались иероглифами, а в Греции – буквами. Иероглиф – это письменнсть монолога. Иероглифом можно записать указ фараона или пророчество жреца, но не живой разговор. Буквы же как раз и появились в Египте как стенографические знаки, которыми писцы фиксировали разговор, перенося затем его содержание в форму иероглифов. Затем эти буквы попали к финикийцам, а от них перешли к грекам. Вот тут они  и оказались востребоваными,
- Почему?
- Потому что еще неведомое, которое является предметом философского диалога, нельзя записать иероглифом по той простой причине, что такого иероглифа еще не придумано. А буквами можно записать диалог и таким образом впервые дать описание этого неведомого,
- Получается, что знаменитая аксиома Витгенштейна «О чем невозможно говорить, о том следует молчать» относится скорее к иероглифическим культурам. Как раз чань-буддизм демонстрирует ее вполне в своих коанах,
- Да – это истинная культура молчания. А культура диалога не подчиняется аксиоме Витгенштейна. Для нее справедливо следующее утверждение: «О чем невозможно говорить монологически, о том можно вести диалог» - веселый диалог в компании мужчин, отправившихся на поиски приключений разума.


Дата: 20.01.2012, Просмотров: 1052


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004