Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 209
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Энергия заблуждения (К столетию Октябрьской революции)

1


    С чего все началось? Я хорошо помню этот эпизод, казавшийся случайным и незначительным, но теперь в моих воспоминаниях выросший до размеров того камушка, падение которого порождает лавину, погребающую под собой всю привычную и казавшуюся такой устойчивой жизнь. Это было очередное скучное совещание в министерстве, на котором в очередной раз решался вопрос об улучшении и модернизации чего-то. Я с умным лицом следил за минутной стрелкой настенных часов, поражаясь тому, что она вообще не движется. Начальство делало вид, что ждет наших предложений по обсуждаемому вопросу. Предложений как всегда не было. Все с озабоченным видом что-то черкали на бумаге. И тут черт меня дернул сказать: «Лучшее – враг хорошего». Лучше бы я громко пукнул – эффект был бы несравнимо меньший. Коллеги с живостью обернулись ко мне, ожидая продолжения шутки. А начальство, быстро переглянувшись между собой, посмотрело на меня с подозрением, как на безумца, который прячет нож за пазухой. Повисшую в помещении тишину смяли какими-то расхожими политкорректными фразами, и я решил, что моя выходка затерялась и забылась. Но я ошибся: оказалось, что я непредумышленно наступил на больную мозоль всей нашей бюрократической жизни. И стал опасен для нее. С той поры меня начали прессовать на отчетах и совещаниях, медленно но неуклонно создавая в общественном мнении образ «паршивой овцы, которая портит все стадо». Через два года «стадо» было от нее очищено.  
    Вначале я недоумевал: что такого криминального в моей фразе? Почему она вызвала такой отпор? Ведь почти на каждом совещании все с умным видом рассуждали о «принципе оптимальности». Но ведь оптимальность и означает, что и уменьшение и увеличение некой величины означает ухудшение ситуации. То есть здесь как раз и реализуется принцип «лучшее – враг хорошего». Но почему-то в частных вещах этот принцип достаточно респектабелен, обращение же его на саму нашу чиновничью деятельность оказалось в высшей степени вызывающим и скандальным. Много позже и очень постепенно я начал догадываться в чем тут дело. А дело в том, что странным все это выглядит только если считать, что наше министерство, как впрочем и весь аппарат государственного управления, существует исключительно для того, чтобы управлять государством. В этом случае действительно к нему приложим принцип оптимальности, который задается по отношению к цели функционирования госаппарата. Но это если такая цель реально сушетсвует! Вы скажете: «А как же иначе?» А я отвечу: «Я тоже так раньше думал». Тем более, что я застал еще те мифологические времена после бархатной революции, когда среди людей еще витал дух идеализма и такие понятия как «порядочность», «данное слово» и даже «честь» что-то еще значили. Теперь уже невозможно представить, что все вопросы решались устно и даже по телефону, и все исполнялось всрок и оттого времени свободного было навалом. Я умудрялся тратить на свои служебные обязанности не более месяца в году, а все остальное время писал свой философский труд, закрывшись в своем рабочем кабинете. И при этом я все успевал по своей работе и никому в голову не приходило что-то улучшать. Потому что работа была организована оптимальным образом.
    А потом пришли другие времена. Точнее пришли другие люди, которые существовали в мире других понятий: «успешный менеджер», «корпоративная солидарность», «святость» субординации и т.п. Они начали все реформировать и улучшать. В результете чего рабочее время каждого наполнилось до отказа написанием пустых и лишних бумаг. Причем их количество росло в геометрической прогрессии, став со временм главным содержанием работы министерства. Изначальная цель его существования постепенно отступала на второй план, потом и вовсе съежилась и затерялась где-то среди многостраничных отчетов. Внешний мир, в котором обитала эта цель, стал ненужным для существования министерства, вся жизнь и бурная деятельность сосредоточилась внутри его коридоров и канцелярий. В конце концов виртуальный мир движения бумаг похоронил под собой реальный мир государственного управления. И вот тут среди этой бурной жизни и прозвучала моя непристойная фраза: «Лучшее – враг хорошего». И сразу стало ясно, где еще прячутся резервы улучшения, –  меня уволили. С хорошим выходным пособием. И вот проживая это пособие, я подумал: «А в самом ли деле целью существования министерства является то, что обозначено в его названии?» Я подумал и ответил себе: «Нет, не является». И я задал себе вопрос: «Тогда что же является его целью?» И тут же ответил вопросом на вопрос: «А что является целью раковой опухоли? И какое дело раковой опухоли до цели, для которой создан пораженный ею орган?». И все встало на свои места.  


2


    Все, да не все... Все равно не понятно, почему любая организация со временем бюрократизируется по описанной выше схеме. Почему затраты энергии работающих в ней растут, а доля этой энергии, затрачиваемая на полезную работу, все время уменьшается. Это же абсурд! – Абсурд ли? А то, что в дикой природе практически нет не инфицированных паразитами организмов, это тоже абсурд? Получается, что само бытие устроено таким образом, чтобы диверсифицировать цели существования: вдруг изначальная цель организма окажется невозможной в новых уловиях обитания, тогда можно переключить этот организм на одну из запасных целей, которые «проповедуют» обитающие в нем паразиты. Это похоже на то, как  «эффективный менеджер» сегодня управляет министерством образования, а завтра сходу начинает управлять министерством обороны. Можно только таблички у входа в министерство изменить, весь ход бумаг останется тем же самым. Просто в бумагах «школы» заменятся на «воинские подразделения», а «учителя» на «командиров», а «наглядные пособия» на «вооружения». И «организм» выживет в новых условиях. Но выживет ли государство с такими живучими организмами-министерствами? - А это уже не их проблема!  
    Беда приходит откуда не ждали: механизмы превращаются в организмы! Нас все пугают грядущим нашествием роботов и искусственных мозгов, а мы давно живем в мире, перенаселенном организмами. Где всякая природная система норовит стать организмом и удовлетворять свои эгоистические цели за счет других организмов, которые вынуждены вести себя вредным для их собственной жизни образом, связанным с дополнительными тратами жизненной энергии. То есть и здесь мы наблюдаем нарушение принципа оптимальности. Я бы даже сказал так: если где-то нарушается принцип оптимальности, значит это кому-то нужно. Кто-то живет за счет этого нарушения. При этом жертвы – те, кто нарушает оптимальность своей собственной жизни, – как бы сходят с ума, они делают необъяснимые для самих себя вещи, как та инфицированная паразитом улитка, которая вместо того, чтобы прятаться в траве, лезет на самую вершину травинки, чтобы быть съеденной птицей, в которой будет протекать следующая стадия жизненного цикла паразита. Паразиты – это материальные бесы животного мира. Они сеют ложь во имя энергии для своего питания. И это очень распространенная стратегия выживания организмов. Я скажу больше: там и тогда, где и когда мы наблюдаем систематическую ложь, которой ее жертвы принуждаются к странной жизненной активности, там рождается и функционирует новый организм – витруальный бес, питающийся реальной энергией своих жертв. Человек человеку не волк, а бес. Карлос Кастанеда называл таких бесов «мелкими тиранами» и призывал тренировать на них свою недоступность для их лжи. Того кто смог этого достичь, он называл «воином». Такой «воин» непременно оказывается аскетом, который не совершает лишних поступков и действий, ибо он оптимален. Для него «лучшее – враг хорошего». Вспомните облик индийских йогов – энергия, которую они потребляют, минимальна. Любому паразиту там просто нечем поживиться. Поэтому такие аскеты и являются маргиналами в нашем мире ложных ценностей, на которых и паразитируют человеческие бесы.


3


    Посмотрите: общество потребления – это общество «сумасшедших улиток», изо всех сил карабкающихся, на «кончик травинки», где всех поджидает смерть. И на это восхождение к «вершине» благосостояния, люди тратят ту энергию, которой питаются человеческие бесы. «С миру по нитке – голому рубаха», - вот принцип их питания. Хотя давно уже они берут далеко не по нитке, и давно уже приобретают не только рубаху. Да и не голые они вовсе и никогда голыми не были. Они были религиозными фанатиками, знающими Евангелие наизусть, как знали наизусть Тору их духовные предшественники – фарисеи. А в Евангелии от Матфея сказано: «у кого есть, тому и еще будет дано, и дано в изобилии. У того же, у кого нет, будет взято и то, что есть у него». По этому принципу они и правят миром. И находится он в их руках именно и только потому, что весь мир бежит сломя голову приобретать все новые вещи, и заработывать еще больше денег, чтобы преобретать еще больше новых вещей. Это мир «Черной королевы» из сказки Льюиса Кэрролла: «Чтобы оставаться на месте, нужно бежать со всех ног. А чтобы двигаться вперед, нужно бежать еще быстрее». И чтобы погонять стада потребителей в этой гонке, бесы изобрели универсальный бич – инфляцию. Именно со скоростью инфляции отбираются деньги у тех, кто не имеет, и даются тем, кто имеет. Последние, правда, накапливают их со скоростью превышающей скорость инфляции, поэтому и растет число миллионеров в мире.
    Может быть вы удивитесь, если я скажу, что инфляция – это одна из ипостасей времени. Того самого времени, без которого «ничто не начало быть, что начало быть». И в рабстве у которого протекает жизнь человеков от рождения до смерти. Кто владеет временем, тот владеет всем миром. Недаром Церковь в Средние века запрещала ростовщичество, считая его одним из самых страшных грехов, потому что ростовщик наживается на времени, а время может принадлежать только Богу. Новое время наступило именно тогда, когда миром начали править ростовщики-банкиры. Они завладели временем и государств и народов, заставляя их «бежать» так быстро, как им предписывает ссудный процент. Но не все берут в долг у банкиров, а им нужно было править всем миром. И тогда они изобрели инфляцию, которая заставляет «бежать» даже тех, кто никогда ни у кого в долг не брал. Теперь каждый рожденный был обречен до самой своей смерти платить за сам факт своего существования тем, «у кого есть». Неполиткорректное название «ростовщики» сменилось гордым именем «инвесторы», перед которым теперь заискивают правители всех государств. Эти волшебники приходят со «снежным комом» своих денег на рынки государств и уходят оттуда с еще большим комом денег, налипших на нем по «принципу Матфея». А народы беднеют в темпе инфляции. Не везде эти часы тикают одинаково быстро, поэтому и выглядят одни народы богаче, чем другие. Но вот кто беднеет абсолютно – это наша Земля, которую человечество принуждено выедать в том темпе, в котором богатеют инвесторы - «князи мира сего». Закон сохранения неумолим: если где-то чего-то прибывает, то где-то должно столько же убывать. Это первое начало термодинамики. Оно неумолимо и непреодолимо. И абсолютно истинно!
    Но есть и второе начало термодинамики – это закон заблуждения, закон упущенных возможностей. Этот закон в принципе преодолим, но только ценой радикального изменения себя, способа своей жизни. Можно сказать – ценой покаяния, если «заблуждение» перевести на греческий манер как «грех». Грех – это промах, погрешность, неточность. Именно «во грехе» совершается превращение одного вида энергии в другой или совершается полезная работа. Материальным следом этого «греха» являются обязательные теплопотери в любом процессе. Тепло – это энергия заблуждения. Такой энергии может быть океан, но ее невозможно использовать для выполнения полезной работы, – в этом суть второго начала термодинамики. Человек стоит на берегу этого океана тепла и вспоминает впустую потраченное время своей жизни, которое перелилось в эту бездну и которое из нее уже невозможно извлечь. Бесовский морок, в котором прожита жизнь человека, приводит его к покаянию, перед которым он стоит в недоумении: «А возможно ли оно?». Преодолимо ли второе начало термодинамики?
    Оказывается – преодолимо. Совсем недавно стало ясно, что квантовая механика позволяет преодолеть неизвлекаемость тепловой энергии. Значит утраченное время можно вернуть хотя бы частично. Но если в физике это возможно, то что же препятствует сделать это в человеческой жизни? Нужно только перестать ежедневно добывать и тратить энергию заблуждения и тогда жизнь вновь подчинится принципу оптимальности, в котором лишнее не нужно. И тогда все увидят, что «лучшее – враг хорошего».


Дата: 09.11.2017, Просмотров: 13


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004