Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 277
Статьи за 24 часа: 1
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Ложь и глупость


«...но избавь нас от лукавого»
(Молитва Господня)



1

  
    Как-то я с наслаждением слушал лекцию очень умного писателя и филолога и вдруг мое сознание неприятно резануло явно ложное утверждение. Я насторожился, стал внимательнее следить за его построениями и еще пару раз столкнулся с явной ложью. И ореол умного человека померк в моих глазах: если он не замечает или допускает лживые утверждения, значит он не так умен, как выглядит. И тут мне в голову пришла мысль, что между ложью и глупостью существует тесная взаимосвязь: ложь – это признак глупости у умного человека.
    У глупца ложь и правда неразличимы – и то и другое у него одинаково глупо. А вот у умного не так: допускаемая им ложь неизбежно ведет его к глупости. Дело в том, что у талантливого человека и ложные и истинные построения его ума одинаково прекрасны и увлекательны для слушателя. Может быть ложные даже более прекрасны и впечатляющи, чем истинные. Но в них неизбежно кроются явные или неявные глупости, которые сам автор чаще всего не замечает, потому что увлечен красотой создаваемого им интеллектуального постороения. Красотой, но не истинностью. Истину искать трудно даже умному человеку, а ложь сочиняется легко. Поэтому истина часто бывает не так ярка и впечатляюща, как ложь. Но у истины есть одно несомненное преимущество перед ложью – в ее построениях нет глупости. Отсюда следует мораль: если Вам дорога репутация умного человека – не допускайте лжи в своих построениях.
    Вот я сказал «мораль» и подумал, что между логикой и этикой есть одно связующее звено, а именно ложь. С одной стороны ложь – это значение высказывания, которое говорит о тупике в последовательности логических операций, а с другой стороны ложь - это моральный проступок. Поэтому допущение морального релятивизма обязательно ведет к глупости, проявляющейся в логических нелепостях вроде известной формулы: «В огороде бузина, а в Киеве дядька». Причем предлог «а» понимается как логическая связка «следовательно». Примером являются построения конспирологов, пугающих нашествием неких людей-рептилоидов. Ссылаясь на то, что у моллюсков, в частности у осьминогов, кровь синяя, они утверждают, что у людей-рептилоидов, происходящих от рептилий, кровь тоже синяя, поэтому и боги у индуистов изображаются синими. При этом по умолчанию предполагается то самое «следовательно», связующее моллюсков и рептилий, хотя всем известно, что у рептилий кровь красная, как и у млекопитающих. Явная глупость засвечивает умышленную ложь. Поэтому аудиторией таких построений являются глупцы, не способные выстраивать и прослеживать простейшие логические цепочки.  
    Но есть ситуация, в которой умный и глупый находятся в одинаковом положении: они становятся неотличимы перед лицом Неведомого. Теорема Геделя о неполноте утверждает, что можно сформулировать истинное высказывание, которое невыводимо в рамках существующего знания. То есть попытка построить логические цепочки от уже достигнутого знания к данному высказыванию обязательно приведут к тому же логическому разрыву, который мы наблюдаем в построениях лжеца. Умный при этом оказывается неотличим от дурака. Но в этой ситуации умный, если он действительно умный, может обрести мудрость. Мудрость – это смиренный ум, который знает об ограничениях разума и знает о неисчерпаемости Тайн реальности. И он терпеливо ждет, когда перед ним откроется та Тайна Природы, из которой логическая цепочка умозаключений выведет его к сформулированному им прежде истинному высказыванию. Тогда и это высказывание и открывшая Тайна Природы станут частью знания человека. Глупость – это самодовольный, самоуверенный ум, который не ждет «милостей от природы», а насильно соединяет свои знания в логическую по внешнему виду цепь, неизбежно зияющую логически ложными утверждениями. Мудрость защищает наш ум от такой лжи, не позволяя разуму стать глупым в ситуации предстояния Неведомому.  

2


    Мир, культивирующий глупость, не может «жить не по лжи», а в лживом мире постоянно воспроизводится глупость. Эта взаимная допольнительность определяет социобиологический закон организации популяций в природе. Часто эту закономерность называют соотношением эгоизма и альтруизма в поведении животных. Ни эгоизм, ни альтруизм не могут полностью вытеснить друг друга из популяции. Но они сдерживают чрезмерное распространение друг друга: чистые альтруисты не были бы способны к прогрессу, а чистые эгоисты просто не выжили бы в окружении конкурирующих видов. Все знают стратегию кукушки. Но если бы все птицы переняли эту стратегию, то они бы были обречены на вымирание – яйца просто некому было бы высиживать. Поэтому лжецов-обманщиков не должно быть слишком много. Лжецы управляют популяцией, а терпилы-дураки тянут лямку существования этой популяции. Таков закон природы.
    Человеческий социум устроен точно так же: лжецы управляют им, опираясь на поддержку доверчивых дураков. Такое устройство общества называется «плутократия» - власть плутов и обманщиков. Умные же либо обслуживают лжецов, либо обречены на маргинальное прозябание. В этом и заключается трагичность человеческого разума: как мы уже говорили выше, ложь приводит к глупости даже умных людей. А капитализм, в отличие от других социальных систем, развил технологию лжи до такой степени, что пошатнулись даже основы морали, на которых всегда базировалось существование основной массы населения. Чтобы расширить базу потребления, ложь рекламы навязала социуму дураков новую мораль, в которой нет ни семьи, ни пола, ни нации, ни греха, ни достоинства – есть только один «грех» - стать «лузером», и только одно достоинсво – стать успешным. А чтобы стать им, нужно купить все то, что укажет лживая реклама. И дураки покупают все. Причем не только за свои деньги, но и за взятые в долг. Долги растут, масса населения превращается в люмпенов, не способных уже вернуть эти долги. Кроме очевидных люмпенов, живущих на социальные пособия, все общество состоит из скрытых люмпенов, называемых «средний красс». Это всевозможные менеджеры, брокеры, мерчиндайзеры, чиновники и прочие ненужные профессии, маскирующие неспособность социума к производству идей и технологий. Все производсвто переместилось в Третий мир, который по технологиям, полученным из развитых стран, производит все то, что эти страны потребляют. И если общество «золотого миллиарда» люмпенизируется, то общество остального мира просто нищает. Капитализм с неизбежностью второго начала термодинамики, которое заставляет стакан горячего чая остывать, обрекает общество на поляризацию богатства на одной его  стороне, и нищеты на другой: лжецы богатеют, дураки нищают.
    Проблема в том, что ложь разъедает образование: школы и университеты производят дураков, пустых болтунов. Некому становится развивать и сохранять сложные технологии, на которых базируется производство, задвинутое в Третий мир. Это обрекает весь мир на технологическую и научную стагнацию. Мораль потребления не может быть основой творчества того «среднего класса», в котором это творчество должно было бы совершаться, – люмпен не способен к творчеству. В этом и состоит суть «загнивания» капитализма, о котором писали классики марксизма еще сто лет тому назад. Но тогда трудно было увидеть «загнивание» на фоне технологической революции ХХ века. Теперь оно стало вполне очевидно. Как и «паразитизм» люмпенов «золотого миллиарда» на трудящихся Третьего мира.  

3
    
    Но ложь предназначена не только для других – она обращена и к самому себе. Лжец лжет себе, что он успешен и у него все в порядке, что жизнь удалась и верит этой лжи до самого своего самоубийства, которое как всегда остается необъяснимым или «объяснимым» стандартным набором лживых причин. Дурак верит в ложь предлагаемой ему системы ценностей и тем самым лжет сам себе. Он верит, что получая дипломы, степени и звания он становится умнее, а продвигаясь по карьерной лестнице он становится все успешнее и тем самым все счастливее. И только в конце жизни он иногда понимает, что все это были ложные ценности, а его значительность была чисто мнимой. Об этом ему говорит абсолютно правдивый индикатор, который есть у каждого человека, - это ощущение счастья (или не ощущение его). «Человек создан для счастья, как птица для полета», - кто только не иронизировал над этой формулой Короленко, а ведь она верна. Ощущение счасться существования безошибочно указывает человеку на то, что он занимает свое, предназначенное только ему место в жизни. Вспомните фильм Марка Захарова «Тот самый Мюнхаузен», в котором герцог вдохновенно разрабатыват новые модели камзолов, скрывая это от всех за фальшивой занятостью делами управления государством. Это и есть модель существования большинства людей в нашем социуме. Людям навязывается ложное представление о единой и общей для всех шкале ценностей, общей и единственной вершине, на которую все обречены карабкаться всю свою жизнь. А ведь на самом деле у каждого есть своя, только ему одному присущая вершина, на которой он мог бы быть действительно счастлив. Григорий Сковорода называл такой образ жизни «сродственный труд». У каждого есть свой сродственный труд, и даже не труд, а занятие, потому что трудом называется только то, к чему принуждают насильно. Кто нашел его, тот и счастлив. Тот освободился от лжи и поднялся над своей глупостью.

    


Дата: 13.12.2018, Просмотров: 326


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004