Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 277
Статьи за 24 часа: 1
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Микроантропный принцип


«Сейчас должно написанное сбыться,
Пускай же сбудется оно. Аминь.»
(Борис Пастернак)



    Антропный принцип, сформулированный Демокритом, утверждает, что мир таков, чтобы в нем мог существовать человек. «Человек есть мера всех вещей», - вторит ему Парменид. Это всеобщий, глобальный или макроскопический антропный принцип. Но верным является и локальный или микроскопический антропный принцип, который касается каждого отдельного человека. Его можно сформулировать так: каждый человек формирует вокруг себя мир, характеризующийся максимальным сродством именно к данному человеку.
    Говорят, что к старости каждый человек становится похож сам на себя. Я бы добавил, что и мир, окружающий человека становится похож на него. Предметы, книги, само пространство его бытия становится продолжением его «Я». И люди, которые его окружают и которых к старости становится все меньше и меньше, все больше становятся подобными ему самому, становятся частью его самого, как это происходит с супругами. Не только внешний мир, но и пространство его восприятия становится его зеркальным отражением: вся история сжимается до тех эпизодов, которые почему-то сродственны ему, вся география сводится к двум-трем местам, которые являются его продолжением, вся мудрость человеческая отливается в те немногие истины, которые он мог бы считать своими. Среди его окружения остаются только те люди, с которыми он может молчать, - они тоже являются продолжением его «Я». Если такой человек что-нибудь творит, то его произведения оказываются самым точным описанием его мира. Этот мир простирается до бесконечности, но он образован отдельными немногими кусками и эпизодами, соединить которые можно только поместив в центре его эту единственную личность. Подобно кругам на воде от брошенного камня, расходится от этого человека его мир, задевая других людей, становясь частью их собственного мира. И другие люди воспринимают и понимают этого человека, только по воспринятой ими части его мира. Когда же сам человек канет в Лету, как камень в воде, круги его мира еще долго будут пересекаться и взаимодействовать с кругами живущих людей, заставляя воспринимать умершего как живого.
    Лучше всего это можно проиллюстрировать книгами из серии ЖЗЛ. Каждая такая книга – это оживление мира умершего человека писателем, который подставил в центр этого мира себя вместо своего героя. Писатель решает как бы «обратную задачу рассеяния», воскрешая умершего из суммы всех вещей и явлений мира этого человека. Так воскрешают Христа евангелисты. И вновь Его воскрешают читатели и слушатели в Церкви. Так и читатели книги ЖЗЛ воскрешают героя в своем воображении, вооруженном трудами писателя. Это можно пояснить через явление голографии: «расходящиеся круги» мира каждого человека взаимодействует с кругами миров других людей, создавая интерференционную картину. Если «осветить» эту голограмму «источником» максимально подобным самому автору даного конкретного мира, интерференционная картина превратится в изображение автора, произойдет воскрешение автора. Подобно тому, как происходит оно при чтении книги об этом герое в серии ЖЗЛ. Но ведь и мир каждого человека можно рассматривать как книгу, как роман его жизни. И если кто-нибудь сможет с «верной частотой» осветить этот мир, то в его воображении оживет облик ушедшего человека.
    Каждый человек создает в своей жизни мир, который является книгой на полке «Вавилонской библиотеки» Борхеса. Все книги этой библиотеки связаны перкрестными ссылками друг на друга – то есть образуют ту самую интерференционную картину, о которой я говорил выше. Это библиотека для одного Читателя, который способен «осветить» каждую книгу «верной частотой» так, что из нее воскреснет ее герой в максимальном подобии тому человеку, который жил в этои мире. Библиотека эта, как пишет Борхес, бесконечна. Но в распоряжении у Читателля есть вечность. Поэтому есть основание «чаять воскресения мертвых». А если верно представление о виртуальности нашего мира (см. эссе «Реальная виртуальность), то это значит, что «книга жизни» каждого человека перед тем, как быть поставленой на полку «Вавилонской библиотеки», уже была прочитана Читателем. И именно во время этого прочтения и длилась жизнь ее героя. И каждый раз когда этот герой в своей жизни говорил «Я», на самом деле он ощущал в себе... самого Читателя.    



Дата: 13.12.2018, Просмотров: 293


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004