Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 269
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Опавшие листья


„Эссе – разновидность литературы,
позволяющая сказать почти все
почти ни о чем“.
(Олдос Хаксли)



    Опавшие листья… „Опавшие листья“ - это жанр старости. „Короб первый“, „Короб второй“… Слова как листья опадают и вместе со словами пропадают отношения и люди, к которым были обращены эти слова. Старость – время развязывания дружб, приятельств и союзов. Как сказал Лао Цзы: „Знающий не говорит...“
- А что он знает?
- А все. Все, что надо.
- А что надо?
- А все. Или ничего, что одно и то же.
- И как же это себе представить?
- А как дерево без листьев – чистый силуэт на фоне неба. Дерево как символ, как принцип, как форму форм, как единство единичного и всего – Arbor Mundi. дерево как Древо являет собою символ остановленного времени – времени, застывшего в вечности. Это символ истины, но в чем именно она состоит некому поведать, ибо слова-листья облетели с этого дерева. Другим остается только догадываться и пытаться выразить эту истину своими словами. Но, как сказал тот же Лао Цзы: „ Говорящий не знает“. Любой интерпретатор чужой истины обязательно будет создавать пародию на эту истину, пытаясь приспособить знание старости к потребностям молодости. Когда это ему удается, дерево снова одевается листвой, но уже не своей, а чуждой ему. И за этой листвой уже невозможно разглядеть облик самого дерева. Так совершается цикл непонимания между отцами и детьми. И вместе с тем так происходит вызревание понимания у каждого следующего поколения, которое сначала цепляется за свои „листья“, собирая из них диссертации и монографии, а потом сбрасывает их, обнажая перед своим пониманием все тот же силуэт вечного Arbor Mundi...
    Этот архетип человеческой жизни воплотился в литературе в двух основных сюжетах - „Одиссее“ и „Фаусте“. Человек входит в жизнь „Одиссеем“, а заканчивает ее „Фаустом“. Но Одиссей никогда не поймет Фауста, а если поймет, то уже не будет Одиссеем, а станет самим Фаустом. И тогда ему уже будет неинтересен Одиссей...
-  А кто такой Одиссей?
- Это Плут, Трикстер. Это не „дерево“, это „обезьяна“ на дереве: она кривляется и демонстрирует всем свои гениталии и голый красный зад. В академических кругах это поведение называется „Карнавалом имени Бахтина“.
- А Фауст?
- А Фауст – это Древо Познания.
- „Суха теория мой друг, А древо жизни вечно зеленеет“, - не завидует ли Фауст Одиссею?
- Дмитрий Быков заметил, что Фауст это сын Одиссея – уж очень совпадают некоторые события в жизни Фауста и Телемаха. Но я думаю, что если бы у самого Фауста был сын, то он конечно же был бы Одиссеем.
- То есть Одиссей и Фауст „в одном флаконе“ - это судьба человека, но в литературе эти два сюжета могут существовать только раздельно?
- Могут и вместе. Это „Улисс“ Джойса, это „Мастер и Маргарита“ Булгакова. Как сказал тот же Быков: „Сочетание этих двух сюжетов способно творить чудеса“.
- И творит?
- А Вы откройте „Мастера и Маргариту“, начните читать и сразу мысль Ваша „растечется по древу“ - по древу времени, укорененному в вечности. Роман оденет Вашу жизнь своей „листвой“, и Вы узнаете в нем „роман“ своей еще непрожитой жизни. Это ли не чудо?
- А что же „коробы“ собственных „опавших листьев“? Разве на них не записан свой собственный „Одиссей“, скрывавший до поры до времени собственного „Фауста“?
- Может быть Вы и правы: Фауст, пишущий своего „Одиссея“, превращается в Гомера! Может быть это и есть самая точная метафора смысла человеческой жизни...



Дата: 14.03.2019, Просмотров: 158


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004