Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 290
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Антроподинамика

    Невежественные люди считают чтение художественной литературы отдыхом. Это очень распространенное заблуждение. На самом деле чтение литературы – это одна из форм максимальной загрузки нашего мыслительного аппарата. Загрузки, сопоставимой может быть только с решением математических задач. Это как раз и есть две основные формы мышления человека: литература – мышление о себе, и математика – мышление о мире. Литература в этом отношении очень похожа на физику, а именно на такие ее феноменологические разделы, как термодинамика или гидродинамика. После работ Больцмана все уверены, что в основе термодинамики (а также и гидродинамики) лежат статистические закономерности чисто механического, то есть по сути своей чисто математического, движения молекул. Но сколько бы мы ни пытались обнаружить в этой „математической механике“ следы „энтропии“, „температуры“ или „вязкости“, нам это не удастся. Точно так же сколько бы мы ни пытались обнаружить в условных рефлексах Павлова или в функциональных системах Анохина или в биомеханике Бернштейна следы пяти основных инвариантов художественной литературы: „Гамлета“, „Дон Кихота“, „Дон Жуана“, „Фауста“, „Одиссея“, - нам это никогда не удастся. Нейрофизиология не объясняет человеку человека, как теоретическая механика не объясняет закономерности термодинамики. А литература объясняет. Более того, литература реально изменяет мышление человека о самом себе: после романов Достоевского и Толстого человек  стал о себе мыслить по-другому. В области науки нет более точного и всеобъемлющего знания о человеке, чем то которое дает художественная литература, поэтому литературу можно с полным основанием назвать биофизикой человека или антроподинамикой (по аналогии с термодинамикой или гидродинамикой).
    Подобно тому, как все закономерности термодинамики или гидродинамики являются следствием столкновения отдельных механических частиц, или подобно тому, как все биологические закономерности являются разнообразными проявлениями минимума диссипации энергии, аналогично этому вся литература вырастает из человеческого одиночества и преодоления этого одиночества. Все эти архетипы литературы – гамлеты, одиссеи, фаусты и т.д. - это различные способы преодоления человеческого одиночества. Точнее: это способы сохранения своей отдельности при преодолении одиночества. Каждый такой способ порождает то, что мы называем личностью. Перечисленные выше типы личностей напоминают „платоновы тела“ в математике. Эти тела являются проявлением геометрических ограничений трехмерного пространства. Герои литературы являются проявлением реальных ограничений человеческой психики. Человеку трудно или почти невозможно в своей психической активности избежать уподобления в той или иной степени некоторому из этих персонажей или их суперпозиции.
    Но и это еще не все. Оказывается, что кроме роли „макроскопической физики“ художественная литература играет еще и роль „мегаскопической физики“ или своеобразной „человеческой космологии“. Дмитрий Быков обнаружил в русской литературе XIX и XX веков сквозные мегасюжеты, которым подчиняются основные произведения каждого из этих веков. Это поразительно, но например начиная с романа „Воскресение“ Толстого один и тот же мегасюжет помимо сознания самих писателей воспроизводится ими в „Тихом Доне“, „Докторе Живаго“, „Мастере и Маргарите“, „Лолите“. Этот мегасюжет описывает собственную функцию динамики социальной среды данной страны в данном столетии. То есть социологи создают микроскопическую физику социума, а художественная литература позволяет понимать макроскопическую динамику реального общества. Но опять же напрасно мы будем искать в трудах социологов следы того, что Лара или Маргарита или Аксинья обречены уйти от своих мужей к любовникам.
    Но если даже сами писатели не осознают того, что они пишут, то может быть это не мы мыслим литературой, а литература мыслит нами? Не литература обитает в нас, а мы обитаем в литературе? В самом деле где „обитает“ энтропия в движущихся и сталкивающихся молекулах газа? - Ее там нет. Она „обитает“ в термодинамике газа. Так и „личность“ не присутствует в исследованиях социологов или психологов. Она „обитает“ в литературе. А когда личность появляется в реальной жизни, тогда ее жизнь и судьба приобретает черты романа. Вернадский придумал Ноосферу как земную оболочку, проникнутую человеческим трудом и разумом. Флоренский придумал Пневматосферу как земную оболочку, в которой реализуются произведения человеческого духа. Но может быть именно художественная литература является наиболее полной реализацией подобной сферы, в которой и протекает антроподинамика – формирование и жизнь человеческих личностей.  



Дата: 12.04.2019, Просмотров: 239


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004