Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 287
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Эстетическое богословие


«виде Бог вся, елика сотвори, и се добра зело»
(Быт. 1:31)



    В одной из своих лекций Дмитрий Быков высказал такую мысль: «У Бога и человека разная логика, но одинаковая эстетика». А Глеб Смирнов добавил: «Для Бога не существует этики, Он не различает Добро и Зло. По крайней мере так, как это делает человек. Для Творца эстетика первична...». Такой взгляд на Всевышнего он называет «Эстетическим богословием». Не снобизм ли это?
    Нет, не снобизм. И я попробую это показать. Я уже неоднократно писал в своих эссе, что человек разумный появился одновременно с появлением искусства, именно тогда Homo sapiens стал Homo artifex. Причем искусство палеолита было совершеннее искусства неолита, когда началось стремительное развитие орудий труда и возникла цивилизация. Потом, уже при выделении профессиональных художников в цивилизованных обществах, уровень искусства снова начал расти, достигнув своей вершины в Античности и в Ренессансе. В современном мире искусство деградировало, что коррелирует с уменьшением объема мозга современного человека по сравнению с мозгом человека эпохи палеолита. Искусство — это «освоение материка виртуальности» (Г. Смирнов): сначала стена (пещеры, дома или храма) стала окном в этот нездешний мир, потом, с появлением перспективы в живописи в эпоху Ренессанса, это окно наполнилось трехмерностью. С появлением кино оно стало динамичным, а с появлением компьютера оно превратилось в виртуальный мир, охватывающий всю жизнь нашего двойника-аватара. Для аватара этот виртуальный мир — это реальный мир окружающей его природы. А для нас — это искусственный мир, то есть это искусство, пусть пока и невысокого уровня. Но когда это искусство достигнет своей вершины, тогда человек вдруг ясно увидит, что природа окружающего его мира и он сам — это произведение искусства Бога-Творца и что между природой и искусством нет различия. И тогда человек  «виде вся, елика сотвори, и се добра зело» - и это будет финал истории искусств и реальное обожение человека. История искусства окажется фрагментом истории мира, природа окажется искусством Бога, а искусство окажется природой сотворенного человеком виртуального мира. И эта цепочка вложенных друг в друга творений станет Историей Искусства. Именно потому что у Бога и человека одинаковая эстетика. И тогда станет ясно насколько глубока мысль Глеба Смирнова: «Бог по-настоящему присутствует только в искусстве».
    Когда Паскаль восклицает в своем мистическом озарении: «Не Бог философов и ученых, но Бог Иисуса Христа!», он не говорит «Бог художников». Но может быть это одно и то же, потому что «где есть место искусству, там нет места философии» (Г. Смиронов). Вспомним, что Платон изгнал поэтов из своего Идеального Государства, управляемого философами. Но вот вопрос: если изгнать искусство из жизни людей, то во что превратятся философы, управляющие государством? На это дает ответ Евангелие: Иудея времен Христа напоминает Идеальное Государство Платона, в котором запрещено искусство, только «философы» называются в нем членами Синедриона. Они казнят бродячего «философа», превратившего свою жизнь в художественный перформанс, — в полном соответствии с «завещанием» Платона. И оказывается, что казненный проповедник был единственным «философом» в этом «Идеальном Государстве». Так может быть Платон, изгнав искусство, на самом деле изгнал из своего Государства философов, а философами стали называться представители верхнего слоя стражников — охранители идеологии.  Быть может искусство и является истинной философией. Ведь тот же Платон говорил, что истина созерцается в эйдосах. Значит истина должна быть прекрасной - добра зело. А значит умозрение или философия тождественна искусству, просто в искусстве зрение совпадает с умозрением. Е.Н. Трубецкой называл иконопись «умозрением в красках». А в средневековой Руси иконописцев называли «философами» (В. Микушевич). Вообще-то икона это не картина, а схема — схема эйдоса. В этом она подобна платоновым телам в математике. И здесь и там истина созерцается «в схемах». Именно так было принято излагать математические доказательства в индийской математике: изображались схемы, под которыми было написано только одно слово «смотри!».
    «Бог — создатель реалий» (Г. Смирнов), то есть Он реалист. Но мы называем эту реальность виртуальной, потому что привыкли считать искусство чем-то необязательным и излишним, чем-то маргинальным по сравнению с экономикой насущной, реальной жизни. Поэтому и художник воспринимается как чудак, маргинал, отшельник, посвятивший свою жизнь несерьезному занятию украшательства нашего комфорта. На самом деле «искусство — величина религиозная» (Г. Смирнов), а сам художник — это цель эволюции мира, созданного Богом-художником. Поэтому когда мы рассеянно скользим взглядом по произведениям искусства, слыша краем уха успокаивающий шум цивилизованной жизни, вспомним Фауста из финала поэмы Гете: он тоже думал, что слышит звуки прогресса, а на самом деле это лемуры Мефистофеля копали ему могилу...




Дата: 24.05.2019, Просмотров: 209


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004