Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 297
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Окно в виртуальность


„А поняли ли мы что такое икона?“
(Л.А. Успенский)



    Трудно, а может быть и невозможно, обнаружить виртуальному существу признаки виртуальности в окружающем его виртуальном мире – мир для него реален и сам он реален в этом мире. Но разумное существо способно на это, потому что развитый разум привык творить и обживать виртуальные миры созданных им науки и искусства. Вооруженный этой оптикой он находит в реальном мире признаки и свойства, которые намекают на виртуальность этой реальности. Например? - Например, икона. Да, да, не удивляйтесь, именно икона может быть свидетелем виртуальности нашего мира.
    ХХ век открыл нам древнерусскую икону. Князь Евгений Трубецкой назвал ее „умозрением в красках“. Отец Павел Флоренский назвал ее „окном в невидимый мир“, причем не окном, в которое смотрит зритель, а окном, в которое Бог смотрит на зрителя. Отсюда и обратная перспектива в иконописных изображениях. Достигнутое понимание иконы суммировал Леонид Успенский в книге „Богословие иконы Православной церкви“: „В иконе не повседневное лицо человека а его вечный прославленный лик“. Другими словами: в иконе не изображение, а схема, замысел о человеке, его эйдос, выражаясь в терминах Платона. А само изображение на доске – это явленная икона, в которой в меру таланта иконописца воплотился этот  идеальный замысел – смысл. Или программа, выражаясь в терминах компьтерной реальности.
    Я поясню это на примере из молекулярной биологии. Здесь ДНК – это программа „виртуальной реальности“ клетки, а белки – это воплощение этой программы, то есть это и есть „виртуальная реальность“ клетки. РНК может быть и программой и воплощением этой программы в реальности, как, например, в конструкции рибосомы. Вот эта двойственность РНК и делает ее „видимым свидетелем невидимых“ или „иконой“ молекулярного мира клетки.  Классическая живопись это аналог белков, то есть это воплощение в реальности некой программы, которая руководит художником. А средневековая икона – это аналог РНК, то есть это и воплощение программы и сама программа. На „иконоподобие“ РНК быть может указывает ее способность к обратной транскрипции, тогда как белки являются продуктами прямого пути транскрипции – невольная аналогия с прямой и обратной перспективой в живописи.
    Икона - это изображение программы, подобно тому как платоновы тела являются изображением программы, по которой строятся реальные тела нашего мира. Таким изображением программы является логарифмическая спираль, в которой явлена экспоненциальная функция, порождающая эту форму. Этот эйдос реализуется во многих природных явлениях: в листорасположении у растений, в расположении семян подсолнуха, чешуек сосновых шишек, ячеек ананаса, в форме раковин моллюсков и аммонитов. Так что раковину моллюска Nautilus pompilius, например, можно считать явленной „иконой“ логарифмической спирали. Платоновы тела – это лишь некоторые из эйдосов, по которым строятся реальные кристаллы в природе. Е.С. Федоров нашел 230 пространственных групп симметрии для кристаллических тел – это и есть программа, которой подчиняются любые возможные кристаллы. Схема или эйдос иконы – это такая же „группа симметрии“, в которой „кристаллизуется“ конкретное Евангельское событие, конкретное Слово.
    Икон ведь не так много – их меньше, чем федоровских групп. Каждая икона – это „кристалл события“, в которое молитвенно „вмораживается“ предстоящий перед иконой человек, становясь частью этого события, то есть обретая в своем существовании соответствующую симметрию, форму, гармонию. Этот „кристал события“ настолько точно программирует задаваемое состояние, что любое отступление от канонического изображения неизбежно снижает силу и смысл воздействия иконы на человека. В качестве примера приведу только два изображения: икону Преображения на горе Фавор, и икону Троицы. Они настолько точны, что первая из них породила (запрограммировала) все течение афонского исихазма и учение Григория Паламы о стяжании нетварных энергий, а вторая стала истоком и программой для русской философской мысли, воплотившейся в философии всеединства. Посмотрите на эту икону:



    Это изображение проанализировали Сергей Эйзенштейн и Григорий Померанц. В нем изображена „программа“ существования Троицы: здесь каждый ангел по каким-то свойствам противостоит двум другим, являясь их „завершением“ и „синтезом“. Два ангела – это „тезис“ и „антитезис“, а третий ангел – их „синтез“. Каждый ангел является вершиной треугольника и одновременно (вместе с другим ангелом) основанием для другого треугольника. И этот треугольник непрерывно вращается, совершая тихий процесс „триадного синтеза“. Вот и вся философия – Гегель „отдыхает“...
    Наш мир полон „икон“ - это понимал уже Платон. Я писал об этом в эссе „Несокрытость истины“. Могу только повторить: „Учитесь смотреть и видеть“.



Дата: 29.06.2019, Просмотров: 284


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004