Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 295
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Апофатичность истины


„Время нас, как ветер, мчит,
Разлучая, разлучит,
– Хвост змеиный в пасть вберет
И умрет. „
(Вяч. Иванов)



1


    Физика состоит из „кусочков“, из разных физик, почти никак не связанных между собой. Я писал об этом подробно в своем эссе „И вся физика“ еще в 2004 году. Бор выдвинул идею принципа соответствия различных физик между собой. Это что-то вроде предельного перехода, когда некоторый существенный параметр одной физики устремляется к бесконечности (или к нулю) и тогда эта физика превращается в другую физику. Физики верят, что можно сформулировать подходящий принцип соответствия для любого перехода от одной физики к другой. Каждая физика – это частная истина, частная теория, теория части окружающего мира. А возможна ли Всеобщая Истина или Теория Всего? Физики верят, что возможна. А я не верю в это. Почему?
- А потому что есть Время. Все разнообразные физики – это острова безвременья в океане времени. В различных физических теориях время ничем не отличатся от пространственной координаты – оно обратимо: при изменении знака времени на противоположный теории описывают столь же реальный процесс, как и исходный. И только в Термодинамике существует необратимое время, которое там называется энтропией. Поэтому Термодинамика выполняет роль метафизики для всех остальных физик. Термодинамика – это не еще одна физика, а это граница всех остальных физик. Никакой принцип соответствия не может свести необратимое время термодинамики к обратимому времени, например, механики. В термодинамике можно организовать обратимые процессы вроде цикла Карно, но это может осуществить только существо, обладающее жизнью, - инженер. А если и не инженер, то некий „демон Максвелла“, который сам уже не является элементом физики, но есть форма бытия во времени.

2


    Как нет единой физики, так нет и единой философии – сколько философов, столько и философий. И все потому, что жизнь автора невозможно устранить из философии, созданной им. Хотя философская система есть не что иное как продукт усилий по самоустранению автора из его собственной жизни. А чтобы самоустраниться из своей жизни, автору нужно, как и в случае термодинамики, превратить необратимое время своей жизни в обратимый процесс „вечного возвращения“ (Мирча Элиаде). То есть превратить свою жизнь в миф, в сказку, в роман. А философская система это и есть выраженный в понятиях роман о жизни философа. Каждый философ пишет свой роман с одним и тем же сюжетом – это известная из Евангелия притча о блудном сыне. Автор и является таким блудным сыном, ушедшим в мир от Отца и вернувшийся к Отцу, чтобы рассказать ему о своей жизни с точки зрения Отца, то есть с точки зрения вечности - sub specie aeternitatis. Акт философии по Мамардашвили это и есть интеллектуальное усилие по удержанию тождественности между живущим во времени „Я“ философа и вечным  „Я“ Отца. В этом состоянии открывается философская истина. В этом состоянии создается философская система, которая неизбежно оказывается дополнительной индивидуальному акту философии конкретного философа. Поэтому философская система, например, Канта не может быть соотнесена с философской системой Гегеля, потому что акты философии в жизни Канта не могут быть сведены к актам философии в жизни Гегеля – между философиями не действует принцип соответствия. Каждая философия истинна для философского опыта ее автора, то есть для того индивидуального проживания притчи о блудном сыне, того романа, который он из своей жизни выстраивает и который мы называем философской системой этого автора.


3


    Наука родилась из философии. Даже точно известно когда и как – первый ученый, физик и биолог, это Аристотель, который „родился“ от Платона. А филосoфия родилась из риторики, обслуживающей политику – форму жизни греческого полиса. Полис – это социум, возникший на обломках традиционной племенной организации жизни. В традиционном племени шаман или жрец в священном экстазе совершал свое „возвращение к предкам и богам“, в котором обретал священные слова, понятия, заветы, которыми руководствовалось племя в своей повседневной жизни. Это были истинные понятия и слова, и это была конкретная истина для конкретного племени. Но когда „распалась связь времен“ и обломки разных племен объединились в одном полисе, различные слова и различные истины столкнулись между собой и потребовали публичного испытания разумом и логикой. Так родилась риторика и политика. Из школ риторов вышли первые философы, а из философской Академии вышел первый ученый. Но по всей этой цепочке от шамана до ученого нам передалась неизменной структура нашего знания, из которого мы не можем изгнать своего собственного присутствия. Экспериментатор в квантовой механике так же влияет на физическую картину реальности, как шаман на картину мифологической реальности своего племени. Истина оказывается относительной и не полной. Сколько бы мы не уточняли наше знание, у него всегда будет непреодолимая граница – наше собственное существование. И мы никогда не сможем заменить свое реальное существование знанием о своем существовании, потому что наше бытие протекает в реальном Времени, а не в обратимом времени физических теорий. Можно даже сказать, что сам человек есть форма Времени. Об это Время разбиваются волны знания, ощупывая и угадывая его форму. Мы можем приближаться к истине своего существования апофатически, то есть все более подробно описывать весь окружающий мир, кроме себя самого. И тогда нащупываемая познанием пустота - „ученое незнание“ (docta ignorantia) Николая Кузанского – явится отражением внеистинности нашего существования. Автор истины всегда останется вне этой истины. Его жизнь как и много веков назад останется романом, мифом, притчей о блудном сыне, который в вечном возвращении к своему Отцу-Творцу получает из Его рук Истину о своем существовании. Почему это так?


4


    - Может быть потому, что мир вокруг нас виртуален и мы сами являемся виртуальными существами. Полная Истина о мире и о человеке содержится в Программе этого мира. Программу знает только Автор этой программы. Разумный человек может познавать этот мир и строить частные истины о явлениях этого мира, но сам он остается скрытым от своего знания. Человек остается загадкой для самого себя именно потому, что он не догадывается о своей виртуальной природе. И только когда он обращается за разгадкой к Творцу-Автору этого мира, ему открывается истина о нем самом. В этом отношении для человека ничего не изменилось со времен шаманов и пророков, просто знание о мире расширилось, но истина человеческого существования осталась сокрытой от человека. Быть может потому что „хардвером“, на котором реализуется наша виртуальная реальность, является Время. А наше знание, как „софтвер“ не может описать „железо“ этого „компьютера“ - и Время всегда оказывается вне физики. А человек – это форма Времени, хронотоп. Загадка человека тождественна загадке Времени. Существование человека – это всегда путешествие во времени, даже если он и не перемещается в пространстве. Тогда его хронотоп подобен хронотопу дерева:
„Я знаю, что деревьям, а не нам
Дано величье совершенной жизни“,
- писал Николай Гумилев. Время его хронотопа бесконечно ветвится, перескакивая с ветки на ветку и блуждая в кроне, листьями которой являются отдельные физические теории. Человек взбирается своей „мыслью по древу“ до очередной теории, а потом обнаруживает пределы ее применимости и по ветвям того же древа добирается до новой теории. Так продолжается, пока не разочаровавшись и в поиске истины, он спускается по стволу этого дерева к его корню, где его ожидает встреча с Отцом-Автором, который открывает человеку тайну его сыновства. Так реализуется в жизни каждого мыслящего человека притча о блудном сыне. Поэтому именно под деревом принц Гаутама понял Истину и стал Буддой, а Христос сам стал Истиной, будучи распятым на крестном древе.

  


Дата: 07.09.2019, Просмотров: 229


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004