Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 295
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Лучшее – враг хорошего

    Замечательный русский физиолог И.А. Аршавский в своих исследованиях индивидуального развития организма показал, что для нормального развития организм должен испытывать дискомфорт, недостаток каких-то жизенно необходимых средств. На одних этапах развития - это кислород для дыхания, на других – питательные вещества и т.д. Этот дефицит приводит к двигательной активности плода, которая стимулирует его развитие. То есть если всего у плода в достатке, то он развивается плохо и отстает в развитии от нормы.    
Другой великий русский биолог А.Н. Северцов пришел к выводу, что изменения органов, происходящие в  эмбриональном развитии, являются причиной изменения этих органов у взрослых животных в процессе их эволюции (теория филэмбриогенеза). В частности устраняются органы, потерявшие прежнее значение всвязи со слабым либо патологическим развитием. Он назвал такую эволюцию „общей дегенерацией“. Она связана с регрессом - упрощением организации и происходит при переходе от активного образа жизни к более пассивному. Так, малая подвижность и пассивный тип питания двустворчатых моллюсков привели к исчезновению головы, глисты утратили пищеварительную систему. Северцов считал общую дегенерацию одним из основных направлений эволюционного процесса и, как это ни покажется странным, одним из способов достижения биологического прогресса – то есть успешного размножения.
    Лень правит живыми существами, а нетренируемые органы отмирают по принципу: „кто не работает, того едят“. И только внешние обстоятельства принуждают животных совершать усилия и тем самым тренировать органы. Причем организмы могут легко отказаться от головы, но никогда не откажутся от органов размножения. Вам это ничего не напоминает?
    - Ну конечно, это ведь и есть общество потребления, сложившееся в современном мире. Законы биологии никуда не делись, они так же справедливы для человека, как и для любого другого размножающегося и развивающегося организма. В частности мозг в своем развитии подчиняется тому же правилу Аршавского: только интеллектуальные трудности, проблемы и задачи, которые возникают перед мозгом, стимулируют его развитие. Мозг, который не решает задач, деградирует. А теперь подумайте, какие задачи может решать мозг в обществе тотального потребления, где все можно купить? Мозг становится лишним органом, как у моллюска. Общество потребления неизбежно становится обществом воспроизводимого в поколениях идиотизма. И это воспроизводство закрепляется в системе образования, из которого исчезают все предметы и темы, которые представляют трудность для мозга, которые заставляют его напрягаться. И результаты налицо:  сейчас интеллект двенадцатилетних детей соответствует интеллекту восьмилетных детей прошлого поколения, а например студенты университета не умеют обращаться с обыкновенными дробями. И эта система образования в эпоху, грозящую технологическими катастрофами и сбоями в автоматическом управлении! А ведь идиотизм уже проник и в среду интеллектуалов, которые должны обслуживать функционирование этого общества. Появились идиоты с высоким IQ, идиоты с научными степенями и званиями. Вот примеры:
-  Две катастрофы Боингов 737 – в Индонезии и в Эфиопии. Обе произошли из-за неверной оценки ситуации автопилотом, но автопилот невозможно было отключить! Кто заложил это в конструкцию? Какой идиот-инженер исходит из того, что летчики – это идиоты, способные только пить кофе в капитанских креслах? Как будто нет разницы между микроволновкой, которую будет использовать дура-домохозяйка и самолетом, управляемым летчиками-профессионалами.
-  А сколько научных исследований сегодня проводится на гранты заинтересованных в определенных выводах инвесторов? Взять хотя бы пресловутое глобальное потепление. Всем, кто умеет заглянуть в интернет, известно, что самый распространенный парниковый газ – это   водяной пар: его концентрация в десять раз превосходит концентрацию углекислого газа, а сезонные и пространственные вариации многократно превышают тот  процент повышения концентрации углекислого газа, который связан с промышленной деятельностью человека. И что же? - Авторитетные ученые со степенями связывают глобальное потепление только с углекислым газом, производимым промышленностью, даже не упоминая другие парниковые газы. В научном сообществе в большом количестве находятся специалисты, которые готовы научно подтвердить мнение того, кто платит деньги. В особенно больших масштабах это происходит в области производства лекарств и продуктов питания. Наука перестала ставить перед собой задачу познания мира – наука стала решателем прикладных задач и перестала отличаться от инженерии. Недаром слово „инженерия“ появилось в самоназвании наук – биоинженения, генная инженерия. Как тут не вспомнить „инженеров человеческих душ“, как называли писателей в сталинское время, когда литература умерла. И как это похоже на то, что происходит в современном искусстве, - оно тоже стало прикладным, а точнее уродливым побочным продуктом дизайна. Искусство перестало искать и выражать красоту, смыслом искусства стал примитивный эпатаж. А наука перестала искать понимания устройства мира и человека. Такие вопросы и разговоры стали  неприличными среди ученых-профессионалов из страха обвинения в дилетантизме. Потому что обществу потребляющих идиотов не интересны такие вопросы. Более того, они опасны и потому считаются неприличными – неполиткорректными. Каждый имеет право быть необразованным идиотом, но никто не имеет право назвать идиота идиотом. Потому что в обществе тотального идиотизма изменилось представление о норме. И под эту норму вынуждены подстраиваться и интеллектуалы, которым нужны средства для жизни и работы.
    Общество тотального потребления – это продукт развития капитализма, потому что капитализм – это экстенсивная экономическая система. Капитализм устойчиво существует только пока происходит экспансия производимых товаров на еще неосвоенные рынки. А когда все рынки были освоены в начале ХХ века, тогда новые рынки стали создаваться в головах населения – появилась реклама, которая навязывает ненужные товары и потребности или соблазняет покупать то, что раньше человек охотнее производил сам. Человека  развращает доступность любых вещей, а отказ от привычного уклада жизни ради еще лучшего воспитывет умственную лень в новых поколениях. Зачем многое знать и многое уметь, если все можно купить. Очень наглядно это проявилось в так называемых карго-культах Меланезии, возникших в годы второй мировой войны: американские военные завозили на острова консервы и различные вещи для своих солдат и местные жители перешли на питание консервами и стали пользоваться вещами цивилизации. Они быстро утратили навыки производства собственных вещей. А по наущению местных шаманов даже ликвидировали собственное животноводство, чтобы показать „богам“ свою приверженность их пище. Когда война кончилась и консервы перестали завозить, для аборигенов наступила цивилизационная катастрофа.
    То же самое мы сегодня наблюдаем и в цивилизованном мире. Еще пол-века назад любой подросток хотя бы в общих чертах знал, а многие и умели, своими руками сделать то, чем он пользовался: он мог собрать приемник, починить телефон и телевизор, сделать порох и запустить ракету. Кто из сегодняшних подростков, уткнувшихся в свои гаджеты, имеет хотя бы самое отдаленное представление о том, как они устроены? А если завтра эти игрушки вдруг исчезнут, он почувствует себя точно как тот меланезийский дикарь. Лучшее – враг хорошего!
    Ну ладно, это подростки, а взрослый мир? Я помню как в шестидесятые годы городская семья из четырех человек производила за неделю ведро мусора – раз в неделю приезжала мусорная машина и все выходили к ней со своими ведрами. А в деревне люди вообще не производили мусора: мои бабушка и дедушка раз в неделю сжигали в небольшом костре грязные бумажки и иногда закапывали в углу огорода разбитую стеклянную тару и банки из под консервов (но чаще жесть из банок тоже шла в дело). Об этом сегодня только мечтают экологи в своих утопиях. Сегодня моя семья из двух человек два раза в неделю выбрасывает в мусор большой мешок одних только пластиковых упаковок. В океане уже миллионы квадратных километров покрыты плавающим пластиковым мусором. После шторма и бури райские пляжи тропических стран покрываются многокилометровыми завалами пластикового мусора с разлагающимися тушами морских животных, наевшихся этого пластика. И все почему и ради чего? - А ради того, чтобы удобнее было обращаться с продуктами питания: не брать с собой бидончик для молока, банку для сметаны когда идешь в магазин, не пачкать пальцы о промасленную бумагу, в которую заворачивали когда-то все на свете. И ведь речь не идет о голоде или о качестве продуктов – только об удобстве упаковки. То есть так же хорошо, но только еще лучше. И ради этого „лучше“ уже вздымается девятый вал „мусорного потопа“, который грозит погрести под собой эту безумную цивилизацию.  
    Современный капитализм охотно финансирует тотальное потребление путем выплаты больших социальных пособий. Уже сформировалась совершенно паразитическая часть  общества, поколениями живущая за счет пособий. Вот тут и нужно вспомнить „общую дегенерацию“ Северцова, которая связана с упрощением организмов при переходе от активного образа жизни к пассивному. Вплоть до утраты головы. И при этом такая популяция успешно размножается. Из таких паразитических социумов нет выхода, потому что каждое новое поколение нужно принуждать к образованию, ибо животная лень в человеке первична. Но делать это некому, потому что предыдущее поколение само ведет ленивое и комфортное существование. Выходцы из такого социума если и трудятся, то только там, где работа не сильно отличается от жизни на пособие. Постепенно такой образ жизни и труда становится типичным для самых разных слоев общества, лицемерно скрывающим эту свою суть за самоназванием „информационное общество“. Мы все хорошо знаем таких „работников“, которых называют „оффисный планктон“. Можно сказать, что весь цивилизованный мир превратился сегодня в такой „планктон“. Без головы. Потому что комфорт убивает интеллект. Потому что лучшее – враг хорошего.    



Дата: 21.09.2019, Просмотров: 226


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004