Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 297
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Время жизни


„Времена не выбирают,
В них живут и умирают...“
(Александр Кушнер)

„Что наша жизнь – игра“
(ария Германа из „Пиковой дамы“)



    Слово произнесено и от него уже невозможно отмахнуться. Это слово - „темпоральный кристалл“. Это слово произнес в 2012 году Франк Вильчек. А несколько лет спустя Кристофер Монро из Мэриленда создал „темпоральный кристалл с помощью холодных атомов. Замысловатый «рецепт» содержит три основных ингредиента: силу, которая воздействует на систему, взаимодействие между атомами и элемент случайного беспорядка. Эта комбинация ограничивает частицы в количестве энергии, которую они могут поглотить, позволяя им оставаться в упорядоченном состоянии. В эксперименте цепочку из десяти ионов иттербия поочередно освещали двумя лазерами. Первый лазер переворачивал магнитные моменты атомов, а второй заставлял их взаимодействовать между собой случайным образом. Это привело к колебаниям проекции магнитного момента системы с периодом в два раза больше периода лазерной подкачки спинов. Более того, даже если первый лазер сбивался с нужной частоты излучения, осцилляции в системе не изменялись. Как обычные кристаллы сопротивляются попыткам сдвинуть атомы с их позиций в кристаллической решетке, так и темпоральный кристалл сохранил свою периодичность во времени.“(А. Грушина. Рябь времени… Наука и жизнь, №6, 2017).
    Судя по этому описанию темпоральный кристалл – это просто диссипативная структура на атомном уровне. Таким же образом ведет себя и колебательная химическая реакция Белоусова-Жаботинского на молекулярном уровне. Два лазера играют ту же роль, что и диссипативный поток исходных веществ и продуктов реакции, на котром существует молекурярная диссипативная структура. Если мы перейдем на макроскопический уровень, то таким же неравновесным темпоральным кристаллом будет живой организм, существующий на потоке обмена веществ.
    Обычный кристалл ограничен в пространстве. Темпоральный кристалл должен быть ограничен во времени. Я не имею в виду его исчезновение при прекращении диссипативного потока, на котором он существует, – это тривиально. Я имею в виду его „беспричинную смерть“ только потому, что истекло время его жизни. То есть темпоральный кристалл должен быть „радиоактивным“ и распасться, когда наступит время его „распада“. Ведь и на спонтанный радиоактивный распад можно посмотреть как на конец жизни „темпорального кристалла“ ядра атома. И происходит он, как догадался еще Георгий Гамов, за счет туннельного эффекта. Поэтому туннельный эффект можно считать описанием выхода за пределы темпорального кристалла. А теперь посмотрим с этой точки зрения на два явления весьма далеких от физики. Это литература и сновидение.
    Сто лет назад А.А. Ухтомский ввел понятие хронотопа организма. Позже его заимствовал М.М. Бахтин для литературоведения. Хронотоп – это тот же темпоральный кристалл. Но главное в этом понятии это представление о сложном реальном времени организма или романа. И как же будет выглядеть „туннельный эффект“ в случае этих „темпоральных кристаллов“? В случае романа „туннельный эффект“ – это переход сознания читателя от отождествления себя с героем романа к отождествлению себя с автором романа. Автор согласно Бахтину занимает позицию вненаходимости по отношению к самому роману. Так же как и читатель, когда он закрыл книгу. Это момент „смерти“ романа, ведь роман живет только пока его кто-либо читает. Это „радиоактивный распад“ хронотопа романа, когда сознание читателя подобно альфа-частице, вылетающей из ядра радионуклида, покидает роман.
    То же самое происходит и с хронотопом организма в момент его смерти. Или „малой смерти“ - пробуждения от сна.  Сон – это отдельный „темпоральный кристалл“, который длится приблизительно полтора часа. Пробуждение – это „радиоактивный распад“ сна посредством „туннелирования“ сознания от „Я“ героя сновидения к „Я“ бодрствующего сознания. То есть к той же „авторской позиции“, что и в случае романа. К пониманию смерти как своеобразному „пробуждению от жизни“ пришел Лев Толстой в „Войне и мире“ и вложил  это понимание в слова умирающего князя Андрея. Смерть как выход из „романа жизни“, как „радиоактивный распад“ времени жизни, как туннельный переход самости к Авторской позиции.
    Все это было бы просто оригинальной метафорой, если бы мир наш был реальным. Но если он виртуален, то все это оказывается описанием событий в этой вртуальной реальности. Именно в момент выхода из хронотопа жизни наше сознание оказывается в Авторской позиции и четко видит, что наша жизнь – это игра по программе, созданной Автором, что программа эта считывалась в нашем хронотопе или темпоральном кристалле, который выполнял роль „машины Тьюринга“. И что время существования этого темпорального кристалла ограниченно, и что время нашей жизни ничем в этом смысле не отличается от времени жизни радионуклида. Жизнь  увы „радиоактивна“. Поэтому бессмысленно спрашивать о причине смерти так же как бессмысленно спрашивать о причине распада радиоактивного атома – такова их временная природа. У темпорального кристалла существуют временные грани. И на вопрос „Что такое жизнь с точки зрения физики?“, который задал в свое время еще Шредингер, можно ответить: „Это время жизни (в смысле – темпоральный кристалл), в котором протекают молекулярные реакции“. А когда время жизни кончается, тогда молекулярные реакции становятся просто химией распада вещества.  
    Но это не значит, что длительность жизни не зависит от нашего образа жизни. Так же как время распада радиоактивных элементов может изменяться под влиянием внешних воздействий. Например под влиянием высоких температур внутри звезд. Недавно было обнаружено, что и стабильные химические элементы могут испытывать превращения, но механизм его пока неизвестен (С.Н. Андреев. Запретные превращения элементов. - Химия и жизнь, №8, 2015). Похоже, что этой нестабильности способствует тот же самый туннельный эффект, который приводит к взаимодействию ядер вещества при низких температурах. Он по своему действию оказывается эквивалентным нагреванию вещества на миллионы градусов. И вот тут есть о чем задуматься, вспомнив о нашей трактовке смысла туннельного эффекта для живых организмов. Туннельный эффект – это выход за пределы собственной игры нашего организма. И быть может выход в чужую игру? Это происходит при взаимодействии с другими организмами, другими личностями. „Ад – это другие“, - сказал Сартр. Запутанность с чужими и чуждыми играми жизни приводит к нестабильности своего хронотопа и к раннему его распаду. Это действительно эквивалентно повышению температуры жизни, а высокая температура ведет в ускорению времени. Вспомните обычный холодильник, в котором вы замедляете время распада вашей пищи. Вспомните голых землекопов, которые за счет своей холоднокровности живут в десять раз дольше во всем подобных им мышей. Вот и философская апатейя и атараксия – бесстрастность и невозмутимость эквивалентны понижению температуры а значит и замедлению времени жизни. К избеганию страстей и пороков призывают заповеди всех религий. Заповедей много, но смысл каждой из них заключается в том, что говорится во второй части пятой заповеди Моисея: «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле...». Время жизни конечно, но растяжимо!  



Дата: 03.11.2019, Просмотров: 227


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004