Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 269
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Присутствие наблюдателя


«Мне хотелось бы думать, что Луна существует,
даже когда я на нее не смотрю».
(Альберт Эйнштейн)



1


    Когда-то я написал эссе „Квантовая магия“: „квантовая механика - это магия микромира, а магия - это квантовая механика макромира“. В этом эссе я говорил о многих квантовых явлениях. Не сказал только об одном – о роли и значении наблюдателя. А это, как я теперь понимаю, и есть самое главное в физической картине мира. Потому что неустранимость наблюдателя из квантовой физики является, быть может, самым сильным доказательством виртуальности нашего мира. Ведь наблюдатель – это и есть „программист“ виртуальной реальности: акт измерения или, что то же самое, акт редукции волновой функции можно рассматривать как акт программирования этой реальности. Акт измерения на самом деле есть акт творения: наблюдатель творит физическую реальность в акте редукции волновой функции. Поэтому наблюдателя правильнее было бы именовать творцом.
    Я говорил в „Квантовой магии“ о парадоксе ЭПР, когда волновые функции двух взаимодействовавших в прошлом частиц остаются в состоянии так называемой корреляции или „запутанности“ так, что наблюдатель измеряющий состояние одной частицы тем самым мгновенно создает и состояние второй частицы, быть может удаленной от первой на почти бесконечное расстояние. „Из нелокальности ЭПР-корреляции следует, что описание акта измерения не может быть полным без включения в него сознания наблюдателя... Когда наблюдатель видит, что электрон отклонился вверх в градиенте магнитного поля, он не только узнает, что второй электрон ЭПР-пары находится в состоянии спин вниз, он творит это состояние... (Это) может быть только следствием нелокальности нашего сознания“. (Алексей Никулов. „Зачем создавать квантовую теорию без наблюдателя?“ - „Троицкий вариант“ №8, 2013). То есть, квантовые корреляции на самом деле могут быть просто следствием того, что сознание наблюдателя в одно и то же мгновение наблюдает бесконечно удаленные друг от друга частицы. Как это можно себе представить?
    А вспомним об авторе и „авторской позиции вненаходимости“ у Бахтина. Автор романа реально „нелокален“ по отношению к романной реальности: его сознание может одновременно содержать в себе события, которые в романном хронотопе удалены друг от друга на большое расстояние. И более того, автор может творить события в одной точке хронотопа и в тот же миг творить соответствующее событие в другой удаленной точке хронотопа. Автор как бы находится всюду одновременно в своем романе – его сознание „размазано“ по всему хронотопу романа. Подобно тому как у Бахтина автор получил статус особой реальности по отношению к хронотопу роману, в квантовой механике сознание наблюдателя получило статус необходимого параметра физического мира наряду с пространством и временем.
    В 1957 году Хью Эверетт III опубликовал статью, с которой началось новое направление в науке - „эвереттика“ или „многомировая интерпретация“ квантовой механики: „эвереттика вводит в физику сознание и разум на равных правах с пространством и временем… С эвереттической точки зрения «ощущаемая реальность» представляет собой множество классических реализаций физических миров..., отражающих взаимодействие Наблюдателя с единственной квантовой реальностью нашего универса... Согласно концепции Эверетта, квантово-механическое взаимодействие Объекта и Наблюдателя приводит к образованию совокупности разных миров, причем число ветвей равно числу физически возможных исходов этого взаимодействия. И все эти миры реальны. Основываясь на таком физическом фундаменте, называемом сегодня оксфордской интерпретацией квантовой механики,...  признается реальным физическое многомирие, которое включает в себя сознание как неотъемлемый элемент“. (Юрий Лебедев. Реально ли многомирие? - Наука и жизнь №4, 2010) Итак, „фактором, разделяющим различные физические миры, признается сознание Наблюдателя“ - то есть, получается, что „психология“ творит „физику“? Это ли не признание виртуальности нашего мира? Но что такое Наблюдатель? Как он существует, в каких формах?


2


    Наблюдатель – это не измерительный прибор, потому что действие физического прибора локально, а сознание Наблюдателя – нелокально. Об этом свидетельствует парадокс ЭПР. Нелокальный Наблюдатель взаимодействует с нелокальными волновыми функциями квантовой реальности и творит классический мир определенных („собственных“) состояний, который и называется физикой. Мир классической физики, или мир материальных частиц, таит в себе следы присутствия Наблюдателя. Об этом писал еще Лейбниц, который представлял себе материальную частицу в виде монады, в которой „спит сознание“. А те монады, в которых сознание „пробудилось“, оказываются животными или даже разумными людьми. Согласно Лейбницу Бог есть первомонада, все другие монады являются ее отображениями. Вобщем, у Лейбница тоже получается, что физика - это спящая психика. Теперь мы можем сказать, что в физике спит Наблюдатель! И там, где пробуждается сознание, через это сознание смотрит на мир этот самый Наблюдатель или „первомонада“ Лейбница. Как говорит об этом герой „Доктора Живаго“ Дудоров: „Бог, конечно, есть. Но если он есть, то он – это я“.
    Сознание Наблюдателя творит (или программирует) этот мир. И чем примитивней, чем более „спящим“ является сознание, через которое смотрит на мир Наблюдатель, тем более примитивным, тем более материальным оказывется этот мир. Бернард Шоу говорил, что он думает приблизительно раз в неделю и поэтому считается очень умным человеком по сравнению с простым обывателем, который думает, может быть, всего раз в месяц. Так и „дремлющий“ Наблюдатель очень редко что-то наблюдает, а все остальное время  мир функционирует по законам классической физики. Эта концепция „Бога-часовщика“ и мира как „часового механизма“ была популярна в XVII веке, когда создавалась классическая механика. Но есть такие носители сознания, в которых Наблюдатель никогда не спит. Они называются магами. И мир, который они наблюдают – это магический мир, в котором физика уступает место пробудившейся психике.
     Магический мир это мир квантовой реальности, мир волновых функций еще не подвергшихся редукции или коллапсу в результате измерения их Наболюдателем. Обыкновенный наблюдатель, восприятие которого воспитано на привычке к классическому миру сил и частиц, в процессе измерения совершает редукцию волновых функций реальности к их классической реализации. Маг, согласно Кастанеде, обладает способностью совершить  „остановку мира“, то есть акт обратный редукции волновых функций, в результате чего он обретает способность видеть эти волновые функции в виде так называемых „линий мира“ или „эманаций Орла“. (В философии этот акт называется „деструкцией“ у Хайдеггера или „деконструкцией“ у Жака Деррида). Это мир квантовой реальности или мир „нагваля“ в отличие от мира класического или „тоналя“, который и „остановил“ маг. Классический „тональ“ возникает из квантового „нагваля“ в результате его измерения наблюдателем. Кастанеда называет этот результат „фиксацией точки сборки“. Маг, в отличие от обыкновенного наблюдателя, обладает способностью смещать эту „точку сборки“ по своему желанию, которое Кастанеда называет „намерением“. В результате смещения точки сборки маг получает другой „тональ“, другую редукцию волновых функций, другую класическую реальность. Это соответствует ветвлению миров в эвереттике. Сознание обыкновенного наблюдателя существует только в одном таком мире – это „первое внимание“ по терминологии Кастанеды. Сознание мага может существовать одновременно во многих мирах Эверетта – это „второе внимание“ по Кастанеде. И если фиксированный мир мы отождествляем с физикой, то множественность миров более схожа с психикой, в частности с миром сновидений. Можно сказать, что наблюдатель в квантовой механике превращает мир психики в мир физики, а  маг Кастанеды совершает обратное: превращает мир физики в мир психики. Такой мир может ветвиться не только в будущее, но и в прошлое, порождая множественные истории, как в индивидуальной биографии, так и в коллективной истории социума.


3


    Например, совсем недавно академик К.В. Анохин рассказал, как в его нейрофизиологической лаборатории удалось показать, что память образуется заново в каждом акте воспоминания. То есть, прошлое в мозгу творится заново при его актуализации. И это прошлое отличается от  прежнего прошлого – наше прошлое как бы „ветвится“ в точках воспоминания. То же самое можно сказать и о эвереттической реальности: „эвереттические ветвления реальности должны проявляться не только при движении в будущее, но и при возврате в прошлое. Ветвится не только грядущее, но и прошедшее!“ (Юрий Лебедев) „При эвереттическом взгляде на реальность меняется вся историческая парадигма - от „история не знает сослагательного наклонения“ до „в истории нет ничего, кроме сослагательного наклонения““ (Павел Амнуэль). Ветвление истории происходит при составлении жития святых – к этому все привыкли и называют это явление мифотворчеством. Но так же точно создается вся письменная история, что показал в своих работах И.Т. Фоменко. Вместе с Г. В. Носовским он создал свой короткий вариант мировой истории, вокруг которого уже много лет кипят страсти сторонников длинного варианта истории. Но если ветвление реальности происходит на самом деле, то „«на самом деле» имеет место и то, и другое. История многозначна и реально разнообразна“.(Ю.А. Лебедев. Многомирие и эвереттика, 2005: http://www.chronos.msu.ru/old/RREPORTS/lebedev_doklad/lebedev_doklad.htm)  
    Юрий Лебедев предположил наличие взаимодействия ветвей эвереттической реальности в процессах так называемых „эвереттических склеек“: „Склейки - это процессы взаимодействия (этих) ветвей и проявления в нашей реальности их результатов. Они могут быть как материальными самой различной формы - от странного на первый взгляд результата взаимодействия двух фотонов при интерференции до «вдруг нашедшихся» очков, так и ментальными - от «вещих снов», например, до овеществления «загадочных артефактов».
Диапазон масштабов склеек охватывает все «царства физики» - микромир, макромир и мегамир“. (Юрий Лебедев. Реально ли многомирие? - Наука и жизнь №4, 2010). В качастве примера Лебедев приводит многочисленные находки фигурок из обожженной глины в мексиканском местечке Акамбаро. Фигурки изображают людей, которые соседствуют с динозаврами. Научное сообщество не признает их подлинными. Но может быть эта находка просто результат „склейки“ нашей реальности с иной реальностью, в которой ход истории был другим? То же самое можно сказать и об аналогичных изображениях людей и динозавров на так называемых „камнях Ики“ из Перу. По всему миру находят множество археологических артефактов, которые невозможно уложить в существующую историю. Для публики они являются „соблазном“, а для ученых – „безумием“. Но может быть все они являются результатом склеек эвереттической реальности, в которой мы живем?
    По словам Лебедева фактором, разделяющим и склеивающим различные физические миры, является сознание Наблюдателя. В виртуальном мире литературы это делали многие писатели. Например Михаил Булгаков в „Мастере и Маргарите“ „разделил и склеил“ три реальности: повседневность, потусторонний мир и реальность прошлого. „Еще в «доэвереттические времена» понятие ветвления предвосхитил Хорхе Луис Борхес, причем не только в будущее («Сад ветвящихся тропок»), но отчасти и в прошлое («Другая смерть»)“ (Юрий Лебедев). Может быть со временем это мировосприятие выйдет за пределы литературы и распространится на всю нашу виртуальную реальность.


4


    Эйнштейн сказал: «Мне хотелось бы думать, что Луна существует, даже когда я на нее не смотрю». На что можно было бы заметить, что даже когда Эйнштейн не смотрит на Луну, на нее все равно смотрит Наблюдатель глазами какой-нибудь „пробудившейся монады“...
    


Дата: 16.11.2019, Просмотров: 40


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004