Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 290
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Икона метафизики


„Физика, бойся метафизики“
(Исаак Ньютон)



    Евгений Водолазкин заметил, что Октябрьская революция 1917 года была не социальным, а метафизическим переворотом: впервые за всю историю человечества физика заняла место метафизики в мировосприятии человека. Еще Кант писал, что в человеческом разуме невозможно уничтожить метафизику: стоит разуму подвергнуть уничтожающей критике одну метафизическую систему, как на ее обломках сразу возникает другая. Почему-то человек неотделим от метафизического взгляда на мир. И вот свершилось! - физика вытеснила метафизику. И этот геологический сдвиг сознания еще за два года до переворота почувствовал художник Малевич – он написал свой знаменитый „Черный квадрат“. С тех пор чего только не наговорили об этом избражении. А ведь это почти иллюстрация к знаменитому высказыванию Ньютона, приведенному здесь в качестве эпиграфа. „Черный квадрат“– это изображение страха физики перед метафизикой. Владимир Микушевич обратил внимание на соответствие „Арзамасского ужаса“ - приступа страха смерти Толстого, который тот называл „квадратным“, - и изображения, открытого Малевичем. Почему-то страх визуально воспринимается чувствительными натурами как квадратный.
    Чего же страшится физика, взирая на метафизику через окно „Черного квадрата“? - Того, что возможна такая реальность, которая не подчиняется объективным законам. Именно в такой реальности существовал человек до переворота 1917 года. С тех самых пор, когда он стал человеком. А человеком он стал, когда стал заниматься искусством (В. Микушевич). Потому что искусство – это изображение метафизической реальности. Таким оно возникло как часть шаманской практики, таким и осталось до сих пор. Искусство – это икона метафизики, это „окно в  горний мир“, как называл иконопись Павел Флоренский. Но на самом деле в искусстве нет „не-икон“ - любое произведение искусства это икона метафизического мира („мета“ – означает по-гречески „после“). Занимаясь искусством, человек занимается программированием человеческого мира. Занимаясь наукой, человек открывает реальность, которую он не может программировать. Поэтому в физике не может быть места метафизике.
    Пока физика в своем развитии не достигнет таких пределов, где она вплотную сталкивается с метафизикой. И тогда великим физикам открывается, что физика определяется метафизикой – реальность есть реализация программы или „it from bit“ (Д. Уилер). Тогда раскрывается смысл „Черного квадрата“ Малевича: это то, во что вырождается попытка изобразить программу того, что можно изобразить. „Черный квадрат“ – это черное зеркало дисплея, за которым мы не можем увидеть саму программу, порождающую окружающий нас мир. Эта программа и есть Кантовская „вещь в себе“. На тождественность „вещи в себе“ и „Черного квадрата“ обратил внимание Владимир Микушевич. „Вещь в себе“ недоступна для физического описания. Физика называет такую реальность „сингулярностью“ и прячет ее в „черную дыру“ (этот термин придумал все тот же Уилер). „Черную дыру“ физики как раз и изобразил Малевич.
    Что же делать с „Черным квадратом“? - Нужно сделать его частью метафизики искусства: его черную поверхность считать „санкиром“ иконописи, на котором предстоит „высветлить“ лик Автора программы этого мира.  



Дата: 14.04.2020, Просмотров: 69


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004