Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 209
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Любовь и время

    Для того, чтобы освободиться от представления о любви, как о чувстве, полезно бывает соотнести это высокое понятие с более низким, но в чем-то изоморфным ему. Я предлагаю в качестве такого понятия использовать понятие «время».
     Все знают, что влюбленные не замечают времени – оно для них просто не существует. Но не все знают, что любой живой организм представляет собой «устройство для уничтожения времени». Правда, уничтожить время совсем ни одному организму еще не удалось, но замедлить время, которое в отсутствии этого организма текло бы гораздо быстрее, он может. Эта своеобразная «временная аскеза» жизни называется «принципом минимума диссипации энергии Пригожина-Онсагера». Влюбленные теряют аппетит, уменьшая тем самым производство энтропии и как бы физически подтверждая игнорирование времени в своем сознании. Святые отшельники, пребывая в любви к Богу, перестают есть и тем самым замедляют свой обмен веществ и свое время.
     Любовь – это идеальный орган, который продолжает работу реального организма по уничтожению времени. В этом смысле любовь – это идеальное состояние организма – состояние, в котором организм в максимальной степени реализует свою антивременную ориентацию. Любовь – это виртуальное орудие антивремени, которое является функциональным замыслом организма. И не только в том очевидном смысле, что в любви организмы размножаются и тем самым преодолевают «горы времени» грудами поколений. Главное, что в состоянии любви реализуется модус воления бессметрия – воления вечности во времени. Поэтому церковь абсолютно права, когда утверждает, что любовь – это функция воли, но не чувства.
    Платон определял время как подвижный образ вечности. Мы можем определить любовь как неподвижность вечности во времени. Поэтому, когда влюбленные клянутся в «вечной любви», они не лгут, но интуитивно дают определение своему состоянию.
      Но любовь – это вируальный орган не только для преодоления времени, но и для преодоления пространства - достаточно вспомнить обыгрывание этой темы в мировой литературе – любовь преодолевает разлуку влюбленных. Но, если серьезно продолжить нашу биологическую метафору, то любовь, как виртуальный орган, делает предмет любви частью субъекта любви и тем самым делает субъекта любви равновеликим предмету любви, чем бы последний не являлся: любящий природу становится равновелик природе, любящий Бога становится равновелик Богу (обожение Г. Паламы). Т.о. любовь действует как масштабное преобразование. И в этом она опять оказывается изоморфной организму, ибо организмы построены как фракталы – масштабно инвариантные формы. Инвариантность организма по отношению к действию масштабного преобразования означает, что организм существует в вечности – он остается тождественным самому себе при его выходе за пределы себя самого.
     Временная (а точнее – антивременная) тождественность любви и жизни делает утверждение «смысл жизни состоит в любви» тавтологией, т.е. абсолютно истинным высказыванием.


Дата: 24.12.2004, Просмотров: 1395


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004