Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 209
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Магия мембранного мира

    К концу 90-х годов в физике сложилась картина мира, вызывающая невольные ассоциации с магическим «миром нагваля», описанном в книгах Карлоса Кастанеды. Пол Таунсенд предположил, что наш мир образован из р-мембран – пространств размерности р, вложенных в пространство размерноть которого (n) больше p. В частности, при р=1 мембрана представляет собой одномерный объект – струну. Космические струны рассматриваются как «скелет мира», вокруг которого возникали галактики и их скопления. В магическом мире Катанеды реальность также представляет собой пучки одномерных нитей, называемых «нагвалем».
    Различие между нитями нагваля и струнами современной физики, которое сразу бросается в глаза, это динамичность первых и статичность вторых.  Различные  р-мембраны (струны) Таунсенда практически не взаимодействуют между сообой – они как бы не догадываются о существовании друг друга. В этой картине мира только гравитационное взаимодействие может проникать с одной мембраны на другую. Остальные типы взаимодействий распространяются только вдоль мембраны. Причем, нужно подчеркнуть, что эти взаимодействия распространяются в обратимом времени динамики – в этой картине мира нет места термодинамической необратимости, реальность которой отстаивает в своих работах И. Пригожин. По-существу в этой картине мира нет места времени.
    У Кастанеды же отдельные нити нагваля соединены в пучки так называемыми «точками сборки», которые принадлежат субъектам, обитающим в его магическом мире (субъект здесь определяется как то, что обладает точкой сборки). Причем, точка сборки – это динамическое образование: она может смещаться, захватывая новые нити нагваля и оставляя прежние. Точка сборки информационно соединяет отдельные нити нагваля в единую реальность. И каждое новое положение точки сборки, отличающееся от прежнего хотя бы на одну нить нагваля – порождает новую картину мира, новую реальность, которую Кастанеда называет «тоналем». Так что реальностей – тоналей – может быть много, в зависимости от положения точки сборки.
    Современная физика тоже знает такую множественность миров – это так называемые «миры Эверетта». Для того, чтобы сохранить однозначность событий в квантовой механике, Хью Эверетт предложил считать, что во время любого взаимодействия объектов реальности возникает столько миров, сколько существует возможных вариантов развития событий после данного взаимодействия. Так что внутри каждого отдельного мира время не ветвится – реализуется единственный вариант события. Остальные варианты из данного мира просто не наблюдаются, но реально существуют в параллельных мирах.
    Ричард Фейнман рассматривал множество траекторий единственной частицы в промежутке между ее взаимодействиями с другими частицами. Причем, по его представлениям, частица движется в этом промежутке по всем этим траекториям одновременно. Можно сказать, что частица является «точкой сборки» для своих траекторий. Введение множественных миров в современную физику – это способ избежать неоднозначности и неопредленности в событиях, которые связаны с точками бифуркации (ветвления). Это способ изгнать реальное время-необратимость из картины мира.
    Напротив, динамика точки сборки в картине мира Кастанеды как раз происходит в этом самом необратимом времени, ибо каждое смещение точки сборки означает бифуркацию – исчезновение одного тоналя и возникновение другого. Два субъекта – два носителя точек сборки – присутствуют в одной и той же реальности в той степени, в какой их точки сборки охватывают одни и те же нити нагваля. По остальным нитям они находятся в разных реальностях. Когда у этих субъектов исчезает общая часть нитей в их точках сборки, т.е. точки сборки смещаются друг относительно друга, – эти субъеты исчезают друг для друга, перестают взаимодействовать друг с другом, подобно мирам Эверетта. В этом заключается магия исчезновения.
     Т.о. тональ – картина мира – это виртуальная реальность. «Реальная реальность», или «объективная» реальность – это область пересечения виртуальных реальностей. Причем область пересечения в пределе может равняться нулю, и тогда объективная реальность расщепляется на независимые вирутальные (или субъективные) реальности. В этом и заключается суть магии – способность уходить в иные виртуальные реальности.
    Тема виртуальности возвращает нас к компьютерной метафоре, в рамках которой реальный мир рассматривается ведущими теоретиками как реализация некоторого софтвера (см. мое эссе «В плену метафоры»). «Мир не закономерен, но управляем», - провозгласил еще 25 лет назад русский биофизик Е. Либерман. Управляем посредством смещения точки сборки нитей нагваля – тогда же конкретизировал американский маг К. Кастанеда. В терминах компьтерной реальности можно сказать, что мир программируется посредством смещения точки сборки, соединяющей р-мембраны.
     Перепрограммирование виртуальной реальности (своей или чужой) осуществляется субъектом в таких явлениях как сон, гипноз, зомбирование, молитвенное состояние сознания. То, что это не просто иллюзии сознания, видно на примерах изменения физического состояния при изменении состояния сознания. Известно много описаний того, как в состояни молитвы святые парили над землей, т.е. локально исчезала сила гравитации. В современной мембранной картине мира гравитация уменьшается на некоторую величину, пропорциональную величине связи между мембранами. Если точка сборки святого в состоянии молитвы объемлет большее количество нитей нагваля (1- мембран) (об этом говорит Кастанеда, называя это «состоянием третьего внимания», когда свечение точки сборки распространяется на гораздо большее количество нитей нагваля, чем обычно), то сила гравитации «вытечет» через «дырку» точки сборки на другие мембраны и в данном месте гравитация исчезнет.
     Есть еще одно явление, связанное со смещением точки сборки, которое хорошо известно каждому, - это стресс и порождаемое им старение. Стресс тесно связан с временем-необратимостью, которое Кастанеда поэтически назвал «ветер нагваля». Ветер нагваля – это информационные влияния иных точек сборки на данную, приходящие к ней  вдоль нитей нагваля. Этот «ветер» врывается в «область ответсвенности» данной точки сборки и вызывает ее смещение. Смещение проявляет себя физиологически как стресс – напряженная борьба субъекта за возвращение своей точки сборки в прежнее положение (стремление восстановить гомеостаз). Здесь важно отметить, что, согласно Кастанеде, даже великим магам не удавалось противостоять напору «ветра нагваля». У простых смертных это называется проще – дистресс (Г. Селье). Результатом дистресса является старение организма. Физиологически старение это гиперадаптоз – непрекращающаяся попытка приспособиться к стрессовой ситуации как к своей новой норме. На языке понятий Кастанеды – это стремление закрепить точку сборки в новом положении, где она оказалась в результате попытки покинуть те нити нагваля, по которым приходил «ветер нагваля». Такой субъект старается скрыться в коконе виртуальной реальности, которая «снаружи», с точки зрения «реальной реальности» воспринимается как старость. При этом субъект забывает эту «рельную реальность» (нормальное положение точки сборки, которое она имела в молодости). Увы, старение – это склероз,  даже в магической картине мира. А еще лучше сравнить физиологическую старость с шизофренией в психологии или с черной дырой в космологии: во всех этих случаях речь идет о механизме возникновения изоляции от реальности. Можно определить старость как «физиологическую черную дыру» или как «шизофрению онтогенеза».
     Согласно Кастанеде, точки сборки могут практически мгновенно смещаться вдоль нитей нагваля, которые они охватывают, на любые расстояния. Это значит, что субъект, неспособный удерживать свою точку сборки в стационарном состоянии, будет подвергаться влиянию приходящих с «ветром нагваля» точек сборки иных субъектов – вступать в ними в симбиоз. Этот симбиоз известен в психологии как наличие навязчивых состояний или комплексов, а в религии – как одержимость бесами или, наоборот, как присутствие ангелов (древние греки их не различали, называя тех и других «даймонами»). В биологии симбиоз легко может вырождаться в паразитизм. Так и в мире магии слабость собственной воли в удерживании точки сборки приводит к тому, что ее функции занимают точки сборки чужих субъектов, в том числе и очень примитивных . Так возникает канцерогенез – развитие примитивного организма-опухоли внутри субъекта.
     Вообще положение точки сборки находит в биологии адекватную интерпретацию в явлении, которое К.Х. Уоддингтон назвал «канализацией». Известно, что практически каждая клетка организма содержит почти полный набор всех генов этого организма, но лишь немногие из них работают, подавляющее большинство выключено – активность клетки таким образом канализирована. Эта канализация генов регулируется гормонально, а уровень гомонов в крови, их спектр зависит от эмоционального (и волевого) состояния субъекта – от положения его точки сборки, в терминах Кастанеды.
       Модель мембранного мира возвращает нас к модели Д. Киржница и А. Линде 70-х годов, в которой они рассматривали вакуум как твердое тело, а все объекты, которые существуют в мире, как квазичастицы – возбуждения этого твердого тела. Т.е. в их модели реальность и виртуальность поменялись местами: реальным бытием обладал «кристалл» вакуума, а вся наша реальность представляла собой виртуальные возбуждения в этом кристалле. О мембранном мире тоже можно сказать, что реальность представляет собой множество р-мембран в пространстве размерности n. Все объекты, наблюдаемые в мире, представляют собой возбуждения в этих мембранах – квазичастицы и их объединения (посредством «точек сборки»).
     Причем, в отличие от магического мира Кастанеды, в котором существуют только одномерные нити нагваля, в реальности может быть много «разных нагвалей» размерности р    В рамках компьютерной метафоры этот мир мембран («нагваль» у Кастанеды) представляет собой «хардвер» – вселенский компьютер, а возбуждения в р-мембранах представляют собой виртуальные миры и виртуальные существа («тональ» у Кастанеды), которые являются реализацией «софтвера» – «Слова Божия» в Евангелии от Иоанна.


Дата: 24.12.2004, Просмотров: 2413


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004