Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 209
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Метабиология культуры

    Фримен Дайсон как-то определил разум как «болезнь стареющей материи». Перефразируя знаменитого физика можно сказать, что культура – это старческая болезнь человеческого социума.
    Мы знаем старение организма, которое согласно В.М. Дильману представляет собой гиперадаптоз или адаптацию к стрессу через повышение физиологического порога реагирования на стресс. Т.е. стареющий организм – это организм находящийся в состоянии хронического стресса, которое он не замечает. Следствием этого являются так называемые болезни старения: гипертония, сахарный диабет, ожирение и т.д. Каждая из этих болезней имеет общий физиологический механизм – снижение чувствительности рецепторов гипоталамо-гипофизарной системы к гормонам организма. В результате уровень гормонов в крови повышается до значений, свойственных стрессовой ситуации, и этот уровень поддерживается регуляторной системой организма. С этим связано, в частности,  повышение порога реагирования регуляторной системы на доминирующие половые гормоны организма, в результате чего с возрастом усиливается влияние гормонов противоположного пола, которые присутствуют в организме в меньшем количестве. В итоге стареющий организм приобретает некоторые черты противоположного пола – у мужчин это накопление жира и смягчение характера, у женщин развивается волосяной покров на лице и характер приобретает черты мужского рационализма. Т.о. старение организма у человека связано с уменьшением выраженности полового диморфизма. Запомним этот факт.
     И рассмотрим теперь странную закономерность, которую в начале ХХ века подметил В.В. Розанов, и о которой в конце ХХ века много писал Г.П. Климов. Эта закономерность наблюдается в последовательности поколений одного рода, в котором с течением времени нарастают черты гомосексуальности. Климов назвал этот процесс вырождением рода. Но, если рассматривать род как некий «суперорганизм», то можно назвать эту закономерность «старением рода». Розанов обратил внимание на то, что в «молодых родах» половой диморфизм выражен сильно, а у «стареющих родов» он постепенно стирается, завершаясь гомосексуально ориентированными индивидами. Если, как предложил Розанов, графически изобразить «ось пола», как числовую ось с положительными (мужcкой пол) и отрицательными (женский пол) значениями интенсивности половых признаков, нарастающих от нуля в обе стороны оси, то процесс старения рода изобразится на этой оси, как асимптотическое движение потомков к области вблизи нуля: этот «нуль пола» играет роль аттрактора процесса вырождения рода. Почему происходит подобное старение рода и как возникают молодые роды? – мы этого не можем объяснить биологически. Это пока, как говорил В.И. Вернадский, «эмпирическое обобщение». Такое же эмпирическое обобщение, как процесс рождения и старения еще одного «суперорганизма» – этноса. Его описал в своих книгах Л.Н. Гумилев. Согласно Гумилеву, стареющий этнос в «фазе инерции» это именно то состояние этнической системы, которое благоприятно для цветения культуры – «Золотая осень культуры». Но и «осень рода», согласно наблюдениям Розанова и Климова, также имеет отношение к культурному творчеству – большинство творцов на протяжении всех эпох имели гомосексуальные наклонности. Достаточно вспомнить классическую Грецию, где гомосексуализм в среде творческих людей был нормой. Как это понять, какой биологический смысл заключен в этом эмпирическом факте?
      Вспомним каков биологический смысл полового диморфизма. Согласно В.А. Геодакяну, женский пол в популяции выполняет сохраняющую, консервативню роль, осуществляет «вертикальную» передачу устойчивых признаков от поколения к поколению. Женский пол это популяционный аналог половых клеток организма. Мужской пол в популяции выполняет адаптационную, новаторскую роль, осуществляет «горизонтальную» передачу новых адаптивных изобретений от мужского пола к женскому. Т.е. мужской пол ориентирован на образование горизонтальных социальных связей в популяции, он является популяционным аналогом соматических клеток организма. Когда половой диморфизм стирается в ходе процесса старения рода, мужской пол начинает выполнять несвойственную ему биологически функцию организации консервативных вертикальных связей между поколениями. Эти связи и составляют содержание культуры как таковой. Первоначально они фиксируются в мифе, а хранителем мифа является шаман. Кстати, чтобы стать шаманом, кандидат должен переболеть т.н. «шаманской болезнью», в ходе которой шаман переживает изменение своего пола, т.е. сдвигается в «точку  ноль» на «оси Розанова». Можно сказать, что культурное творчество ортогонально оси Розанова. Графически область культуры можно изобразить в виде «мнимой» оси, торчащей из точки ноль и перпендикулярной «действительной» оси пола. Чтобы перейти на «ось культуры» с «оси пола», нужно достичь нулевого значения на оси пола, - это и есть нарастание гомосексуальных черт носителей культуры, о которых пишут исследователи.
      Исторически нарушение биологической детерминированности половых ролей в популяции произошло в результате неолитической революции, когда возникли города с большой плотностью населения. Известно, что крысы в условиях искусственно вызванного перенаселения резко изменяют свое сексуальное поведение. Стресс перенаселения вызывает в том числе и увеличение гомосексуальной ориентации среди них. Не забудем, что хронический стресс – это механизм старения, согласно Дильману. Я писал в своем эссе «Метабиология зла и любви», что стресс – это ситуация слишком сильного контакта организма с реальностью: среда обитания «вторгается» в организм и даже грозит ему гибелью. Конструктивный выход из этой критической ситуации – это создание такой «виртуальной» реальности, в которой организм не будет больше ощущать «ударов среды». Эта реальность обеспечивается либо этологически, либо физиологически, либо биохимически. Физиологически – это старость. Старый организм – это своеобразный «физиологический солипсист», который живет в своем «виртуальном» мире, защищающем его от стрессогенной реальности высокими порогами реагирования на нее. Но человек, в отличие от крысы,
открыл еще один механизм защиты от стресса – создание виртуальной реальности культуры, которая смогла канализировать поведение социума в условиях перенаселения. Основная функция культуры – табуирование («аскеза») поведения, что является аналогом пищевой специализации видов в биологии, позволяющей им, согласно закону Гаузе, обитать в одном и том же месте в условиях высокой плотности их популяций. Фактически культура стала виртуальной экологической нишей для популяции людей, и эта виртуальная экологическая ниша разгрузила реальную среду обитания людей. Эта мнимая ось культуры указывает на Небо, где, как сказал Христос: «обителей много». Эта ось является осью религиозного творчества культуры (слово «культура» происходит от слова «культ»), которое ортогонально полу и в то же время тесно связано с проблемами пола, что отмечал еще Розанов. Культура связана с активностью людей в половом отношении близких к «нулю пола», но в то же время культура табуирует для них дальнейшее движение по оси пола в область противоположного пола, в область транссексуальности, а ориентирует их вдоль мнимой оси культуры. Т.е. культура является не просто сублимацией эроса, как говорил Фрейд, но сублимацией гомосексуальности. В этом состоит тайна культуры, о которой не принято говорить в приличном обществе. Розанов увидел только отрицательные черты этого явления. В частности, он показал, что феномен монашества связан с подавлением гомосексуальной ориентации, но не понял это явление в более широком культурном контексте.
     Образование культуры изоморфно биологическому процессу образования плазмодия из отдельных амеб Dictyostelium discoideum в среде бедной пищей. Свободно живущие на плоскости среды амебы в этих условиях как бы открывают для себя третье измерение, объединяясь в единый организм и образуя уходящий в «небо» ствол со спорами. Этот ствол, подобно «мнимой оси» культуры, соединяет организм плазмодия с будущим поколением. Организм плазмодия, как и организм культуры, выступает в роли канализатора процесса распространения половых клеток, т.е. являются аналогом соматических клеток в многоклеточном организме. Они выполняют популяционную функцию мужского пола по Геодакяну. Но в целом плазмодий, как и культура, образуется именно для выполнения функции размножения, т.е. женской функции по Геодакяну. Т.о. культура как область деятельности несет в себе черты активности обоих полов, являясь подходящей «средой обитания» для индивидов со стертыми чертами полового диморфизма – для представителей старых родов.
      Каков биологический механизм предпочтения старых родов в культуре? Недавно В.П. Скулачев предложил интересное эволюционное объяснение сохранения и воспроизведения состояния старости у человека. В самом деле, если эволюционно выгодна смена поколений, то почему организмы не умирают до наступления физиологической старости, в чем смысл сущетвования относительно длительной стадии старости. Согласно Скулачеву физиологическая старость могла сыграть положительную роль в отборе генов, связанных с интеллектом. А именно: если в молодом состоянии из двух организмов в экстремальной ситуации выживет наиболее крепкий и здоровый, то в старом состоянии из двух организмов в подобной же ситуации выживет наиболее умный и опытный. Если в популяции самки будут оказывать половое предпочтение старым самцам, то тем самым в последующих поколениях будут накапливаться гены более умных самцов,т.е. отбор будет идти в сторону роста интеллекта.
      Но будут ли самки оказывать предпочтение геронтам? Во всяком случае такая поведенческая программа характерна для приматов. Теперь вспомним, что для человека в старости характерен облик со сниженными чертами полового диморфизма по сравнению с молодостью. Если половой отбор закрепит в популяции моду на такой облик полового партнера, то женщины начнут отдавать предпочтение и молодым особям мужского пола, несущим стертые черты полового диморфизма, т.е. представителям старых родов по Климову. К этому следует добавить, что женщины, принадлежащие к старым родам, т.е. несущие гомосексуальные черты, будут предпочитать мужчин также гомосексуального облика, - Климов по этому поводу формулирует правило: «Гомо тянется к гомо». В результате в популяции будут накапливаться особи с повышенным интеллектом и «гомосексуальным фенотипом».
        Именно они и являются созидателями культуры. К.Г. Юнг описал этот феномен психологически. Согласно Юнгу в подсознании каждого человека живет его сущность противоположного пола – для мужчин это Анима, для женщин – Анимус. Творческий рост человека связан со слиянием его эго (которое имеет черты его пола) с этой сущностью противоположного пола. «Побочным продуктом» этого слияния является построение культуры – поэт или художник призывает свою музу (Аниму), в ходе чего он рождает произведение искусства. Культуру творят индивиды, у которых их Анима (или соответственно Анимус) расположена очень «близко» к поверхности сознания, т.е. индивиды, несущие в себе двуполость. Именно поэтому мы и видим среди знаменитых творцов на протяжении всей истории столько гомосексуально ориентированных индивидов.
       Интересно, что отбор в разных человеческих сообществах всегда действут именно в этом направлении. Когда популяция попадает в экстремальную ситуацию какого-нибудь катаклизма или катастрофы, в которых гибнет культура и ее носители, то в первых поколениях женщины предпочитают сильных «стопроцентных» мужчин – представителей молодых родов, как это было характерно для ахейцев эпохи Гомера в Греции или для эпохи викингов в Европе. Но как только жизнь налаживается, уходит из области экстремальных условий, женщины начинают предпочитать «умных геронтов» из старых родов. И довольно скоро, на протяжении нескольких поколений, в данном месте создается критическая масса индивидов гомосексуального фенотипа, которые продолжают культурную работу казалось бы навсегда угасшей цивилизации. Удивительная живучесть культуры на протяжении истории по-видимому связана именно с этим биологическим механизмом.
    В своем эссе «Большой Греческий цикл» я писал о «цикле Платона», в котором власть последовательно переходит от аристократов к демократам, от  них к олигархам, которые постепенно превращаются в новых аристократов. Так вот стадия аристократии связана преимущественно с молодыми родами, т.е. с правильной традиционной сексуальной ориентацией. Аристократия (а к аристократии здесь нужно отнести и крестьянство) является аналогом половых клеток организма или аналогом женского пола в популяции по Геодакяну – она передает следующим поколениям неизменные традиции и обычаи. Но сама аристократия не производят новой культурной работы. Ее начинают представители стареющих аристократических родов, у которых фенотип сдвинулся уже в гомосексуальную область. Они становятся революционерами новой демократической эпохи. Именно в их среде начинается бурное культурное строительство – аналог развития сомы (тела) биологического организма. Демократы выполняют роль соматических клеток организма или роль мужского пола в популяции по Геодакяну. К сожалению обычно вырождение идет быстрее, чем строится защитная конструкция культуры, и в обществе происходит сдвиг вдоль «оси  Розанова» в область противоположного знака пола – гомосексуализм и транссексуализм становятся модой и нормой общественной жизни. Энергия общества растрачивается в этой извращенной половой активности, и культурная работа угасает, порождая разновидность масскультуры. Это было характерно для эпохи эллинизма во времена Римской империи (чему соответствует фаза олигархии в цикле Платона), это характерно и для современной Западной цивилизации. Реакцией на это состояние общества является возвращение к традиционной ориентации жизни, характерной для аристократии. В эпоху Римской империи этот поворот был связан с возобновлением культурной работы под влиянием аскетизма христианства. Этот аскетизм вернул потенциально способных к культурному (и религиозному) творчеству представителей старых родов к области нуля на «оси Розанова», где они вновь открыли для себя «мнимую ось» культуры. Именно с монашества началась эпоха Византии в «Большом Греческом цикле».
     То, что культурная (и религиозная) работа биологически покоится на гомосексуальном основании проявляется в том, что мы часто слышим о гомосексуальных скандалах в среде людей искусства или религиозных деятелей. Именно этим наполнены книги Г.П. Климова и В.В. Розанова. При этом Климов обращает внимание на культуроразрушительную роль этого типа людей (которая ярко проявляется в начале демократической фазы цикла Платона). Розанов же готов отказаться от всякой культурной работы ради возвращения к традиционной половой ориентации аристократии (и крестьянства), т.е. Розанов своей позицией олицетворяет реакцию аристократии в последней фазе цикла Платона. Реальность же такова, что старение вместе с присущими ему чертами стертости полового диморфизма, неустранимо присущи биологии человека как в его индивидуальной, так и в его родовой истории. И культура, как «человекообразующая машина», является своеобразным иммунитетом человеческого общества, который не дает старческим изменениям зайти слишком далеко по оси половых извращений. Если использовать термины Л.Н. Гумилева, которые он придумал для обозначения стадий этногенеза, то можно сказать, что культура не дает этносу скатиться в финальную «стадию обскурации», но удерживает его на стадии «инерции»,  которая представляет собой «золотую осень цивилизации».


Дата: 24.12.2004, Просмотров: 1596


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004