Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 209
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Структура реальности Дэвида Дойча

    Бывает так: падает обыкновенное яблоко на необыкновенную голову, и в результате меняется картина мира для всего человечества. Так случилось и в наше время – умная голова Дэвида Дойча нашла свое яблоко, которым оказался описанный во всех учебниках физики опыт по прохождению одиночного фотона через щель в препятствии. Это явление называется квантовой интерференцией. Когда фотонов моного и щелей несколько, то прошедшие через разные щели фотоны взаимодействуют между собой и образуют на экране за препятствием интерференционную картину чередующихся полос света и тени. Но когда фотон один, а щелей несколько, то интерференционная картина на экране все равно возникает, как если бы фотон проходил одновременно через несколько щелей и интерферировал сам с собой. Но регистрирующий прибор, помещенный перед препятствием или за ним, всегда фиксирует фотон только в одном месте. Для объяснения этого чуда обычно используется представление о том, что при излучении и поглощении фотон ведет себя как локализованная частица, а при распространении он ведет себя как волна и как волна может проходить одновременно через несколько щелей и интерферировать сам с собой. Дэвид Дойч взмахнул «бритвой Оккама» и отсек представление о фотоне-волне как излишнее усложнение физической картины – фотон все время остается частицей такой, какую мы и регистрируем при помощи приборов. Интерференционная же картина возникает в результате взаимодействия нашего единственного фотона с «темными фотонами» – фотонами других параллельных миров, которых очень много, и которые проходят через другие щели препятствия. Само же явление квантовой интерференции является индикатором наличия множественности миров. По-моему Ричард Фейнман называл такой прием «высшим пилотажем мышления» – превратить проблему в аксиому, на базе которой развернуть новое понимание реальности. Дойч здесь, что называется «оттянулся по полной программе Фейнмана».
     Идею множественности миров выдвинул в 1957 году Хью Эверетт, но продумать все следствия этой идеи для картины мира он не смог. Может быть должна была пройти эпоха Карлоса Кастанеды, привившего интеллектуалам конца ХХ века вкус к магической реальности, чтобы физики обрели достаточно смелости для описания этих следствий. Во всяком случае, именно прослеживание параллелей между магическим миром Кастанеды и «мультиверсом» Дойча позволяет лучше понять реальности современной физической картины мира и их соотношение с традиционной картиной мира магов.
     Для Дойча явление интерференции между различными мирами «мультиверса» (так он называет всю реальность, объединяющую все множество параллельных миров) является базовым для существования объектов в нашем отдельном физическом мире. В конце ХХ века благодаря достижениям нелинейной динамики мы свыклись с мыслью, что большинство движений в нашем мире неустойчивы, что хаос -–это норма, а порядок нуждается в объяснении и обосновании. Вот таким механизмом, поддерживающим порядок в нашем неустойчивом мире и выступает интерференция Дойча. Именно квантовая интерференция между различными траекториями движения заряженных частиц в параллельных вселенных выделяет устойчивые атомные орбиты на микроскопическом уровне и является причиной существования таких явлений как сверхтекучесть и сверхпроводимость на макроскопическом уровне. Именно квантовая интерференция между копиями объекта в параллельных вселенных воспринимается в нашем физическом мире как удивительная упорядоченность жизни и как чудо мысли.
     Объекты, способные к жизни и знанию отличаются от неживых объектов своей «толщиной» в мультиверсе и, соответсовенно, тем значением, которое играет в их существовании явление квантовой интерференции. «Толстый» объект, охватывающий своим существованием много параллельных миров, представляет собою параллельный квантовый компьютер, производящий вычисления, результаты которых проявляются в каждом отдельном мире посредством явления интерференции. В области мышления эти результаты воспринимаются нами как интуитивное озарение, ибо весь процесс квантового вычисления остается за пределами нашего восприятия. Т.о. знание и жизнь, как носитель знания, согласно Дойчу, можно понимать как «сложность, которая простирается через множество параллельных вселенных». Эта сложность «в одной вселенной выглядит нерегулярно, во всех вселенных она имеет регулярную структуру, подобно кристаллу в мультиверсе» - и этот «кристалл» «простирается через огромное количество вселенных». Поэтому явления жизни и разума являются выделенными в физическом мире, ибо «только эти процессы имеют определенное влияние на параллельные вселенные – а именно создают трансвселенскую структуру, уподобляя вселенные друг другу». Это свойство жизни Дойч и называет «обладанием знанием»: «физически особенна не живая материя, а материя несущая знание».
     Здесь уместно вспомнить термин Катанеды «свечение осознания» и удивиться смысловой параллельности с терминологией Дойча. Параллельные миры Дойча взаимно-однозначно отображаются на «полосы восприятия» и «энергетичесикие эманации» Кастанеды. А «точка сборки» Кастанеды как раз и демонстрирует явление интерференции различных миров – величина свечения осознания или «толщина» точки сборки соответствует толщине кристалла мультиверса у Дойча. Сдвигая точку сборки, маг Кастанеды переходит из одной реальности в другую – реальность Кастанеды представляет собой множественность миров. Но такова же реальность Дойча. Он категорически утверждает: «физика пространства-времени ложна... Физическая реальность – это не пространство-время. Это гораздо большая и более многообразная категория - мультиверс. В первом приближении мультиверс подобен огромному количеству сосуществующих и мало взаимодействующих пространств-времен». Физика в конце ХХ века заговорила на языке магии. Но физика не была бы наукой, если бы не придерживалась принципа соответствия – новая картина мира должна содержать в себе место (условия) для размещения прежней физической картины мира и описывать предельный переход между этими картинами реальности. Дэвид Дойч предложил очень изящную связь между этими картинами.
     По словам Дойча: «Мы существуем во множестве вариантов, во вселенных, называемых «моментами» или «снимками». Каждый вариант нас не осознает другие напрямую, но обладает свидетельством о их существовании, потому что законы физики связывают содержимое различных вселенных». При этом «не существует фундаментального различия между снимками других времен и снимками других вселенных». Т.е. пространство-время, к которому мы привыкли в физике, - это упорядочение моментов реальности посредством известных нам законов физики: изучая количественные соотношения между различными моментами, мы обнаруживаем известные и открываем новые законы сохранения, которые и составляют ткань современной физики. Но только часть моментов (снимков) может быть упорядочена таким «физическим» образом. Неизмеримо большая часть их соединяется посредством фундаментального явления квантовой интерференции, различные ипостаси которго мы называем жизнью, мыслью, сверхпроводимостью, сверхтекучестью и т.п. И в этом упорядочении нет места пространству и времени. Как говорит Дойч: «В мультиверсе снимки не имеют «временных печатей»». Можно представить себе такой мультиверс как колоду карт: в плоскости каждой карты существует пространственно-временная упорядоченность событий-снимков и мы называем это упорядочение «физикой», а поперек колоды отдельные моменты упорядочиваются квантовой интерференцией, и мы называем это жизнью, мыслью и т.п. Уместно назвать это направление «поперек колоды» «магией» (памятуя описания переходов между мирами у Кастанеды), тогда направление «физики» будет ортогонально направлению магии, и  явление квантовой интерференции можно рассматривать как «магическое». К разряду «магических» же тогда нужно отнести  явления жизни и разума и не пытаться дать исчерпывающее описание этих явлений в рамках пространственно-временной физики.
      Между физикой и магией существует соотношение дополнительности Бора, которое совершенно неожиданно выражается во втором начале термодинамики. Как известно, явление интерференции  происходит только между когерентными объектами. Когда их когерентность по какой-либо причине нарушается, объекты перестают взаимодействовать «поперек стопки миров», а каждый из объектов участвует только в пространственно-временной динамике своего мира. Это и есть, согласно Дойчу, формулировка второго начала термодинамики на языке мультиверса – состоянию с максимальной энтропией соответсвует множество состояний движения, различных в различных параллельных вселенных. Получается, что мир физики или мир пространственно-временной упорядоченности соответсвует состоянию объектов с максимальной энтропией, и напротив, мир магии соотвествует состоянию объектов с минимумом энтропии или максимумом когерентности. Это интересный вывод, поскольку он, вопреки утверждению Дойча об иллюзорности времени, перекликается с представлениями Ильи Пригожина об изоморфности  времени и энтропии. А также с интуитивными представлениями об «антиэнтропийности» жизни. В картине мира Дойча жизнь ортогональна энтропии и времени. Стрессы в жизни (страсти и грехи человеческие) ведут к декогерентности между отдельными  «снимками» объекта в параллельных мирах, что, согласно второму началу термодинамики в формулировке Дойча, ведет ко все большему затягиванию динамики этого объекта в единственный физический мир временной упорядоченности – это мы и воспринимаем как нарастрание болезней старения, которые заканчиваются смертью. Декогерентность на макроскопическом уровне и есть старение.
     «Миры магии», взаимодействующие с данным миром ортогонально простанству-времени, должны сигнализировать о себе в этом мире физики свечением. Недаром у Кастанеды все время речь идет о свечении, светящихся волокнах и т.п. Это свечение имеет природу свечения Вавилова-Черенкова: объект, движущийся со скоростью, превышающей скорость света в данной среде, будет излучать свет. Отсутствие времени в «магическом» направлении взаимодействия между мирами как раз и означает формальную бесконечность скорости, поэтому безвременье должно светиться во времени. Точно так же все рассуждения Кастанеды об энергии и о ее центральном значении в обретении магических способностей означают обретение безвременья, ибо время и энергия являются дополнительными величинами согласно принципу неопределенности Гейзенберга.
         Дэвид Дойч совершил антикоперникианскую революцию в физике – он сумел примирить Галилея и его инквизиторов. Коперник в свое время изгнал человека вместе с Землей из центра мира, Джордано Бруно вообще забросил его в бездну Вселенной. И до сих пор жизнь на нашей планете и человек среди этой жизни считаются у физиков «мусором вселенной» (С. Хоукинг). Дойч вернул человеку «царственное первородство», которое он занимает не в пространстве-времени нашего мира, а во всем мультиверсе. Человек – самый «толстый» объект мультиверса и потому в наибольшей степени объединяет собою, своим существованием весь мультиверс в единое целое. В этом состоит физический смысл религии – обращение усилий (намерений) человека с физического мира времени во вневременность мультиверса.
      Используя концепцию мультиверса, мы можем попытаться получить физическое представление о том, что такое Бог. Если Бог – автор мультиверса, то Он не может не проникать его весь, все образующие его миры. Но Бог не может принадлежать ни одному пространству-времени отдельного мира – Бог «ортогонален физике». И если отождествить понятие бытие с существованием в физическом пространстве-времени, то становится понятным утверждение св. Дионисия Ареопагита, что «Бог не обладает бытием». Именно поэтому так важен для Бога человек, который и физическим бытием обладает, и в «божественном направлении» самый «продвинутый» объект мультиверса. Через человека, через человеческое обращение к Богу и Бог получает возможность обладать человеческим бытием. У Кастанеды этот процесс изображен неаппетитным актом пожирания Орлом свечения осознания умерших людей. Но у того же Кастанеды описан процесс прижизненного перепросмотра человеком своих поступков и деяний, который эквивалентен этому посмертному каннибализму. А в христианской традиции этот процесс называется «покаянием» (по-гречески «метанойя» – передумывание).
      Пока мы «физически» беспомощны в объяснении и описании явлений интерференции между параллельными мирами. Все эти НЛО, круги на полях и т.п. чудеса являются индикаторами совершающихся процессов взаимодействия нашего мира с иными мирами мультиверса. Но принципиально важно, что работа Дэвида Дойча обнаружила ту «замочную скважину» в понятиях современной физики, через которую теперь и физик может заглянуть в толщу «магически» устроенного мультиверса, о котором давно знала религия.


Дата: 24.12.2004, Просмотров: 2058


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004