Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 209
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Прощание с Одиссеем

    Солнечная осень Греции. Я сижу на берегу ласкового Ионического моря, смотрю на два горба Итаки, торчащие из него и размышляю о том, почему я не захотел поехать с экскурсией туда – на родину Одиссея. Когда я впервые пять лет назад попал в Грецию, я мечтал побывать на Итаке именно для того, чтобы ощутить присутствие Одиссея. И вот теперь я должен признаться себе, что Одиссей мне стал неинтересен. Почему? Попробую объяснить это себе и своим читателям.
    Великие досократики Эллады сказали о человеке все, что можно было о нем сказать. Гераклит: «Человек всегда существует в присутствии своего даймона (божества)». Демокрит: «Все, что мы знаем о мире, это то, что в нем существует человек». Из этих двух высказываний с логической необходимостью следует вывод: «В мире присутствует Бог» или « мир божественен». На языке современной науки это означает, что мир устроен полионтично (состоит из многих реальностей) или, по словам Д.Дойча, мир есть Мультиверс. Человек же представляет собой существо, способное ощущать присутствие этой множественности миров. Это позволило Д. Хорробину определить человека как шизофреническое существо, а саму способность к разумному мышлению – как следствие шизофрении. Шизофрения – это расщепление сознания. Именно такое состояние сознания необходимо, чтобы одновременно присутствовать  в различных мирах Мультиверса Дойча. Именно такое сознание позволяло человеку решать технологические задачи в физическом мире и одновременно слышать голоса богов – вестников иных миров. И так было до тех пор, пока не появился Одиссей. Согласно некоторым современным гипотезам Одиссей – это первый человек с доминированием левого речевого полушария мозга, которе помогало формулировать волю своего эго.
    Хитроумный Улисс недаром соединил в своем образе, дошедшем до нас, ум и лживость. Одиссей – это первый «выздоровевший» от шизофрении человек: он впервые посмотрел на иные миры как на виртуальные фантазии, которые ни к чему не обязывают разумного делового человека. Он впервые реализовал в своем поведении тот принцип, который много веков спустя сформулирует Достоевский: «Если Бога нет, то все можно». Одиссей «выздоровел» от многомерности и первый стал жить в реальности одномерного мира, поэтому его можно с полным правом считать основателем современной Западной цивилизации. Именно рационализм Одиссея был оживлен эпохой Ренессанса и запечатлен в рассуждениях Макиавелли. Именно этот одномерный рационализм стал основанием протестантской этики, описанной М. Вебером, и буржуазной одномерности, яростно раскритикованной Г.Маркузе. И в распространяющейся по земному шару заразе современного глобализма мы видим ту же тень Улисса – Одиссей и сегодня «живее всех живых». Воспитание и образование детей в западном мире представляет собой процесс «одиссезации сознания», когда из радостной многомерности мира детских фантазий формируется унылый и одинокий потребитель этого «лучшего из миров». Вспомним слова Христа: «Будьте как дети, их есть царство Божие.», т.е. будьте полионтичны и тогда вы воспримите божественность мира. На этом фоне Одиссей выглядит безнадежно взрослым человеком – нам трудно представить его ребенком. Одиссей противостоит Христу в своем мировосприятии, как противостоит Ему современная Западная цивилизация, фарисейски именующая себя «христианской». Это «одиссейская» цивилизация.
    Ум хитроумного лжеца и циника распространился в мире греческой культуры, породив римский бесплодный гедонизм. Аристотель запечатлел ум Одиссея в формализме своей логики и при ее помощи привил эту отраву своему ученику Александру Македонскому. А тот своими завоеваниями практически применил к этому миру идеологию одномерности. Сколько раз с тех пор соблазняла людей простота этой идеологии, сколько раз пытались они уложить многообразие мира в прокрустово ложе Одиссея. Но всякий раз заботливо выстроенный одномерный мир оказывался бесплодной пустыней, в которой человеку тоскливо и одиноко. И тогда человек вновь обращался к наследию греческих философов и к радости своей обнаруживал, что мир полионтичен и населен богами.
     Вот и современная наука – наследница аристотелевой логики – обнаружила пределы своего моноонтического устройства. Это совершил в 30е годы ХХ века К. Гедель своей знаменитой теоремой о неполноте описания. В наше время эта очень абстрактная теорема осмыслена в живых и наглядных образах синергетики – в терминах «русел» и «джокеров». Русло – это образ упорядоченного однонаправленного течения логического вывода. Русло задается аксиоматикой данной области знания. Джокер – это область неопределенности и хаоса, область поиска новой системы аксиом – нового русла. В этих терминах теорема Геделя говорит о том, что вне данного русла существуют иные русла, но добраться до них мы можем только через область джокера. Знание, работающее в выбранном русле, описывает моноонтический мир этого русла. Разные русла представляют собой разные миры полионтической реальности. А «склеиваются» они между собой точками джокеров, которые описывают не что иное, как бытие полионтического сознания.
    Хитроумная болтовня Одиссея распространяется вдоль выбранного русла, и пока мы не выходим за его пределы, эта болтовня кажется исчерпывающей для ориентации в окружающем нас мире. Но вот русло кончается и мы замолкаем перед грядущей полионтичностью – у нас просто нету слов для этого. В начале ХХ века это ощутил Л. Витгенштейн, закончивший свой «Логико-философский трактат» прообразом теоремы Геделя: «О чем невозможено говорить, о том следует молчать». Но молчание ума Одиссея – это еще не конец познания, как казалось тогда логикам. Через сто лет опыт синергетики позволяет сказать, что верно и обратное: «О чем невозможно молчать, о том следует говорить». Более грубо об этом сказал М. Жванецкий: «Писать, как и писать, нужно тогда, когда уже невозможно терпеть». Именно тогда рождается слово, которое оказывается началом культуры, началом смысла бытия человека на отрезке нового русла. Это то Слово, которое, согласно св. Иоанну, «было вначале» и которое «было Богом». По отношению к словам Одиссея это Слово парадоксально – это догмат нового русла, а догмат, согласно о. П. Флоренскому – это всегда парадокс. Поэтому логический ум отвергает и это Слово и путь в новое русло, указываемый им. «Сплоченная посредственность» (А.И. Герцен) обыденного сознания западного обывателя отталкивается от этого страшного джокера и совершает броуновское движение в своем привычном русле моноонтического бытия. И только тот, кто может заставить умолкнуть свой одиссеевский ум, как это делали афонские исихасты, и путем изменения своего бытия преодолеть парадокс этого Слова, как это делали дзен-буддисты, разгадывая коаны, - тот сможет выйти сознанием в реальность нового русла бытия и обнаружить тем самым полионтичность мира. Болтовня же «одиссеевского разума» удерживает человека в выделенной моноонтической реальности, лишенной смысла, ибо смысл (со-мысл) – это совместное существование различных реальностей, которое мы обычно называем «символизацией»: символ – это взаимное отображение различных реальностей друг в друге. Поэтому осмысленной может быть только жизнь в полионтическом мире. Именно таков мифопоэтический мир доодиссеевского разума человека, для которого в плеске ручья слышался смех нимфы, а в шелесте листьев маслины чудились томные вздохи дриады. Но вот пришел Одиссей и все опошлил – мир стал одномерным, а все, что выходит за пределы этой одномерности объявлено иллюзией и безумием. Безумны юродивые и поэты, но благословенны оседлавшие свое русло, которое исправно приносит им прибыль, – в этом суть протестантской этики буржуазии.
    Но современная наука сбросила это «покрывало Майи» и вдруг оказалось, что иллюзией являются русла, внутри которых хранятся законы физики, а реальностью оказались джокеры, в которых нет ни прошлого, ни будущего, а есть только совершающийся теперь акт творения новой виртуальной реальности очередного русла. Только для виртуального ума, каковым и является моноонтический ум Одиссея, виртуальность русла является реальностью. Полионтическая реальность была «заколдована» Князем мира сего, когда он дал человеку отведать плод с древа познания. Под влиянием этого галлюциногена разум человека погрузился в моноонтический сон, который порождает реальность русел. В наше время разум пробуждается к полионтичности и обнаруживает фрактальность строения реальности: то, что прежде выглядело руслами, при более подробном рассмотрении оказалось цепочкой джокеров, промежутки между которыми при еще более мелком рассмотрении тоже оказались заполненными джокерами и так до бесконечности – русла или ветви древа познания разлетелись в «канторову пыль» джокеров. Мир оказался тождествен Богу, атрибутом которого является творение реальности, а человек оказался тождествен определению Гераклита, о котором я говорил в начале. Пришло время прощания с Одиссеем.


Дата: 24.12.2004, Просмотров: 1395


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004