Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 202
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Трагикомедия человеческой жизни (платонический диалог)


«И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, —
         Такая пустая и глупая шутка...»
(М.Ю. Лермонтов)



- Вы никогда не задумывались над тем, почему Чехов назвал свою пьесу «Вишневый сал» комедией?
- Да, странное определение для такой грустной истории,
- А почему Данте эту свою величественную жуть тоже назвал «Божественной комедией»?
- Почему?
- Ответ мне подсказал Акунин устами своего Фондорина: Чехов писал свою пьесу смертельно больной, и знал об этом. И с точки зрения близкой смерти все эти страдания героев действительно кажутся мелкими и смешными. Это взгляд на человеческую жизнь с точки зрения вечности - Sub specie aeternittis, как говорили латиняне,
- А Данте?
- А Данте прямо говорит об этом в названии – это комедия именно с точки зрения Бога, то есть той же вечности,
- А с какой точки зрения, в таком случае, писал свою «Человеческую комедию» Бальзак?
- Очень уместный вопрос: именно с «потусторонней» точки зрения – с точки зрения не этого мира, в котором главная страсть, высшая мечта – это жажда денег. Власть денег – это комедия с точки зрения вечности,
- Хотя с точки зрения жизни человека в мире – это трагедия,
- Именно, именно...
- Получается, что изнутри жизни человек может наиболее полно выразить свое понимание этой жизни в трагедии, а извне этой жизни – в комедии?
- Пожалуй, можно так сказать. Взгляд «извне» Бахтин называл «авторской позицией». Такой взгляд помогает понять главный принцип греческой трагедии – катарсис или очищение. Это как раз следствие того, что человек не может занять авторскую позицию охвата происходящего перед ним действия, не совершив изменения себя самого. И хотя это новое состояние человека не есть состояние потусторонее по отношению к миру, но по отношению к миру происходящей трагедии – это потустороннее состояние. То есть человек, наблюдая трагедию как бы «умирает» в своем прежнем качестве, такого, каким он пришел в театр, и, уже «мертвый» или «переродившийся», теперь воспринимает театральное действие. Это и есть катарсис. Трагедия – это как бы тренировка в смерти,
- А комедия?
- А комедия не требует изменения человека – она позволяет ему занять авторскую позицию будучи таким, каким он пришел в театр. В этом сходство с ситуацией реальной смерти: в нее попадает человек таким, каким он сложился в жизни, и таким же он оглядывается на прошедшую жизнь, видя в ней только «пустую и глупую шутку», как Лермонтов,
- Поэтому греки относили комедию к низкому жанру?
- Да они и саму смерть не жаловали, считая что все главное и важное находится в жизни. Но со временем отношение к комедии изменилось. Это показал тот же Бахтин в работе о Франсуа Рабле: комедия позволяет сказать то и так, что и как не позволяет сказать трагедия. Вспомните «Дон Кихота» Сервантеса – это же комедия, но комедия, внутри которой много трагического. И все-таки это комедия!
- Какой же вывод из всего этого следует для человека и для его жизни?
- Что нет такого великого деяния в жизни человека, над которым бы нельзя было посмеяться (или хотя бы усмехнуться) с точки зрения вечности,
- То есть человеческая жизнь недостойна быть великой, Вы это хотите сказать?
- Я думаю, что самым великим деянием человека в своей жизни может быть его собственная усмешка над прожитой жизнью. Такое деяние совершил Демокрит в конце жизни, когда по просьбе граждан своего города подождал со своей смертью до окончания городского праздника – потом лег и умер. Такой усмешкой был спектакль, разыгранный Сократом перед смертью,
- Это своеобразная примерка на себя авторской позиции Господа Бога, попытка почувсвтовать себя творцом своей собственной жизни как художественного произведения,
- Да, это так. А в чем еще заключается смысл жизни человека как не в том, чтобы создать самого себя? То есть стать творцом самого себя,
- Говорят, что к старости каждый становится похож на самого себя,
- Облик большинства людей в старости – это карикатура на то, как они выглядели в молодости. В этом тоже сказывается естественная комедийность жизни. Как едко пошутил Лайош Мештерхази, в старости у человека начинают расти нос и уши, дабы он все более походил на осла,
- Ну а как же калагерон – прекрасные старцы греков?
- Вы имеете в виду святых старцев? – Так это же тот, кто уже при жизни находится по ту сторону ее, и потому не смешон с точки зрения вечности. А с точки зрения нашего мира –  странен и прекрасен. А вот мир с его точки зрения – это комедия, грустная, но божественная комедия.


Дата: 19.06.2009, Просмотров: 1261


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004